Содержание статьи
    Также по теме

    МИЛЛЬ, ДЖОН СТЮАРТ

    МИЛЛЬ, ДЖОН СТЮАРТ (Mill, John Stuart) (1806–1873), английский философ и экономист. Родился в Лондоне 20 мая 1806 в семье Джеймса Милля, шотландского экономиста и философа, занимавшего высокий пост в Ост-Индской компании. Кальвинистские взгляды, шотландское образование и дружба с Иеремией Бентамом и Давидом Рикардо привели к тому, что Джеймс Милль стал строгим и догматичным последователем утилитаризма. Решающее значение для его философии имела локковская теория сознания. Согласно Джеймсу Миллю, при рождении человека сознание представляет собой как бы лист чистой бумаги, на котором далее записывается опыт. Следуя этой теории, он дал своему сыну домашнее образование, отличавшееся чрезвычайной интенсивностью и строгостью. От природы Джон Милль был одаренным мальчиком, поэтому система его отца находила подтверждение на практике: ребенком Джон читал по-гречески и даже начал писать историю Рима. Когда ему исполнилось четырнадцать лет и образование было сочтено законченным, он получил, как сам выразился, «фору в четверть века перед современниками».

    За это пришлось заплатить высокую цену: у Милля не было друзей-ровесников, он не играл в игры, был физически слабым ребенком и чурался общества. Ему не дозволялись дни отдыха, детские шалости и развлекательное чтение. Кроме того, мальчику вменялась обязанность передавать знания сестрам и братьям, на которых у его отца уже не было времени. Единственным утешением служило общество Иеремии Бентама, который был близким другом семьи и отличался веселым нравом и эксцентричным поведением. Милль также провел год на юге Франции вместе с братом Бентама, изобретателем Сэмюэлем и его семьей (1820–1821). Там он впервые «вдохнул вольный и теплый воздух континента» и приобрел вкус ко всему французскому.

    Обладая значительными интеллектуальными способностями, Милль в то же время отличался в юности упрямством, был нелюдим и холоден. В 1823 он поступил на работу в Ост-Индскую компанию и продвигался по службе, как и его отец, пока не достиг положения главного эксперта и материальной независимости до конца жизни. Приблизительно в то же время его заключают в тюрьму на день или два за распространение среди рабочих брошюр Фрэнсиса Плейса о средствах предупреждения беременности – Милль надеялся, что это поможет остановить волну детоубийств.

    Зимой 1826 в возрасте двадцати лет он пережил нервный срыв, главным образом по причине переутомления, а отчасти потому, что бесконечные дискуссии и разнообразные проекты усовершенствования человечества перестали его интересовать. Через полгода после выздоровления он был полон решимости во что бы то ни стало вернуть атрофированные эмоции. Милль с жадностью читал Вордсворта и познакомился с ним лично. Воспламененный идеями сен-симонистов, он поехал в Париж в разгар событий 1830. Милль стал близким другом поэта и эссеиста Дж.Стирлинга и, следуя его советам, присоединился к кругу поклонников С.Т.Колриджа, в то время верховного жреца консерватизма. Милль намеренно искал встречи с людьми, идеи которых значительно отличались от идей его отца; он чувствовал непреодолимое отвращение ко всему узкому и сектантскому. Иногда его мнения о людях резко менялись, как это было с Томасом Карлейлем, рукопись которого – Французская революция – Милль, не имея такого намерения, случайно уничтожил и к автократическому мистицизму которого он относился крайне негативно. Высоко ценимый Миллем Огюст Конт в конце концов, по его мнению, стал страдать манией величия. Иногда его оценки оказывались более плодотворными – как в случае с Алексисом Токвилем, работа которого О демократии в Америке послужила фундаментом собственной политической теории Милля: демократия сама по себе не является панацеей от всех бед и даже может породить тиранию невежественной толпы, если не сопровождается умственным и нравственным воспитанием народа.

    Однако все эти проблемы вскоре поблекли для Милля рядом с «главным благословением его существования» – Гарриет Тэйлор. Красивая, умная и от природы властная женщина, Гарриет выросла в узком религиозном кругу унитариев, которые считали существенно важной целью улучшения в социальной (не политической) сфере жизни. Рано выйдя замуж за предпринимателя Джона Тэйлора, она затем, признавая все достоинства этого человека, поняла, что он не может дать ей того, в чем она так нуждалась. Гарриет была наделена способностью к интуиции и свободному от предрассудков мышлению и проникала в суть проблем, которые более осторожному Миллю казались неразрешимыми. Милль безнадежно влюбился, а она нашла в нем благодарного учителя и проводника идей, которые по тем временам было трудно и даже опасно высказывать женщине. Отчасти из-за отвращения, которое они питали к рабскому положению, в которое ставят людей сексуальные отношения, отчасти из чувства долга перед мужем Гарриет их связь оставалась невинной на протяжении почти двадцати лет. Однако соблюдение брачной клятвы вряд ли радовало Джона Тэйлора – характер их отношений не оставлял никаких сомнений, а свидания и совместные поездки за рубеж неизбежно вызывали скандалы.

    Несмотря на неприятие Миллем кодекса поведения, завещанного ему отцом, Джон Милль и Джеймс Милль предприняли согласованные действия в поддержку Билля о реформе 1832 и против нового вигского парламента. При помощи Уильяма Мольсворта, Чарлза Буллера, Джорджа Грота и других Джон Милль попытался продолжить дело отца и основал партию философских радикалов, органом которой в течение нескольких лет было ежеквартальное периодическое издание «Лондонское и Вестминстерское обозрение» («London and Westminster Review»); главным редактором последнего предполагали назначить радикально настроенного вига лорда Дарема. Внутренние расхождения в партии, отсутствие поддержки со стороны общественного мнения и финансовые затруднения, а также смерть Дарема в 1840 привели к концу это начинание.

    Убежденный в том, что «умственное возрождение Европы должно предварить ее общественное возрождение», Милль теперь направил свои усилия на создание учебной литературы. В своей Системе логики (A System of Logic, 1843) он подверг критике те направления философии, согласно которым знание и поведение исходят из врожденных идей и «морального чувства». Напротив, доказывал он, знание имеет своим источником опыт, соединенный со способностью к ассоциации идей; моральные науки, как и науки физические, руководствуются принципом причинности. Милль продолжил эту борьбу в восьми изданиях Логики, в работах Утилитаризм (Utilitarianism, 1863), Исследование философии сэра Уильяма Гамильтона (Examination of Sir William Hamilton's Philosophy, 1865) и других сочинениях.

    Следующая работа Милля – Принципы политической экономии (Principles of Political Economy, 1848; второе издание со значительными дополнениями 1849) – основывалась на идеях Рикардо, хотя заключения носили более радикальный характер. По мнению автора, к экономическим мотивам наряду с личной выгодой следует отнести привычку и обычай. Он оспорил представления классической школы о неизменности естественного закона, показав, что заработная плата, рента и прибыль могут быть изменены по воле человека. Вместо системы наемного труда Милль предлагал ввести систему кооперативных сообществ, в которых работники совместно владеют капиталом и осуществляют контроль над управляющими. Оставляя за каждым человеком право на средства, которые тот заработал собственным трудом, Милль требовал ввести жесткие налоги на доходы, которые не основаны на труде, включая наследство. В результате, полагал он, прекратится образование нового капитала, будут остановлены развитие промышленности и рост населения. В таком «статическом» обществе будет больше свободного времени, которое можно было бы тратить на образование и решение социальных проблем. Милль подытожил свои взгляды на социальные вопросы в Автобиографии (Autobiography, 1873): «Объединить индивидуальную свободу и общее владение природными ресурсами планеты, а также обеспечить равную долю для всех в выгодах, следующих из совместного труда».