Содержание статьи
    Также по теме

    СИНО-ТИБЕТСКИЕ ЯЗЫКИ

    СИНО-ТИБЕТСКИЕ ЯЗЫКИ, иначе называемые китайско-тибетскими, – языковая семья в Азии. Занимает второе место в мире по числу говорящих после индоевропейских языков. Сино-тибетские языки распространены прежде всего в КНР, на северо-востоке Индии, в Мьянме, Непале и Бутане, а также в Бангладеш, Лаосе и Таиланде; кроме того, десятки миллионов китайцев, сохраняющих свой язык, живут практически во всех странах Юго-Восточной Азии (на Сингапуре они составляют более 75% населения); значительная китайская диаспора распространена по всему миру.

    Число языков, входящих в сино-тибетскую семью, оценивается по-разному, чаще всего примерно в 300. Неопределенность связана не только с традиционной проблемой разграничения языка и диалекта, но и с социолингвистической и культурно-исторической неоднородностью семьи. С одной стороны, в нее входит крупнейший в мире по числу говорящих на нем как на родном и имеющий многотысячелетнюю культурную традицию, письменность и литературу китайский язык, а также два других достаточно крупных старописьменных языка – бирманский и тибетский. С другой стороны, к сино-тибетской семье относится множество мелких и совершенно не изученных племенных языков.

    В литературе представлено несколько классификаций сино-тибетских языков, значительно отличающихся друг от друга. Генеалогические связи внутри сино-тибетской семьи изучены недостаточно, что обусловлено рядом причин: дефицитом эмпирического материала, отсутствием у большинства сино-тибетских языков сколь-нибудь долгой письменной традиции и, следовательно, сведений об их состоянии в прошлом, а также структурными особенностями этих языков: неразвитостью морфологии и широким использованием тонов, до недавнего времени плохо фиксировавшихся в описаниях, – и все это на фоне значительного типологического сходства их фонологической структуры. Такое сочетание типологического сходства (которое сино-тибетские языки разделяют с рядом географически соседствующих языковых семей) с недостаточной разработанностью исторической реконструкции имело следствием неясность самих границ сино-тибетской языковой семьи. В ее состав довольно долго включали тайские языки (в состав которых входят, в частности, тайский и лаосский) и языки мяо-яо, признаваемые ныне самостоятельными языковыми семьями; дискуссионным остается вопрос о принадлежности к сино-тибетским языка бай, или миньцзя в китайской провинции Юньнань (ок. 900 тыс. говорящих из 1,6 млн. этнических бай; китайские заимствования в словаре этого языка доходят до 70%).

    Первая получившая известность в европейской науке классификация сино-тибетских языков принадлежит норвежскому ученому С.Конову (1909), одному из авторов фундаментального многотомного Лингвистического обзора Индии. Две других стандартных классификации принадлежат соответственно американским ученым Р.Шейферу и П.Бенедикту, под руководством которых в 1934–1940 в Калифорнийском университете в США осуществлялся проект по сравнительному изучению фонетики сино-тибетских языков. Результаты этого проекта были опубликованы: Введение в изучение сино-тибетских языков Р.Шейфера (в 5-ти частях) увидело свет в 1966–1974, а книга П. Бенедикта Сино-Тибетские языки. Конспект – в 1972. В конце 1970-х годов появились также классификационные схемы Г.Майера и Б.Майер, С.Е.Яхонтова; имеются и другие классификации.

    Генетическая общность сино-тибетских языков в настоящее время общепризнана, хотя материальные (в облике морфем, имеющих общее происхождение) различия между ними велики. Глоттохронологический анализ показывает, что время их расхождения может достигать 10 тыс. лет (рядом исследователей эта цифра считается завышенной).

    Во всех классификациях, начиная с коновской, выделяются и противопоставляются друг другу китайская ветвь, состоящая из китайского и дунганского языков и тибето-бирманская ветвь. (Китайский фактически представляет собой группу диалектов, разошедшихся настолько сильно, что если бы не сильная национальная идентичность китайцев, общность культуры и наличие в Китае наддиалектной письменной нормы и единой государственности, то их следовало бы считать самостоятельными языками; дунганский как раз и является тем единственным китайским диалектом, за которым признан статус языка.) К тибето-бирманской ветви, число говорящих на которой превосходит 60 млн. человек, относят все сино-тибетские языки за вычетом китайского и дунганского. Иногда наряду с этими двумя ветвями в составе сино-тибетской семьи выделяют как самостоятельную также каренскую ветвь (входящие в нее языки с общим числом говорящих несколько более 3 млн. распространены на юге Бирмы и в прилегающих районах Таиланда). У Бенедикта каренская группа объединяется с тибето-бирманской подветвью в противопоставленную китайской тибето-каренскую ветвь; у Шейфера т.н. «каренский раздел» входит в состав тибето-бирманской ветви наряду с тибетским, бирманским и разделом бара (бодо-гаро). Тибето-бирманские языки во всех классификациях имеют сложное внутреннее членение.