Содержание статьи
    Также по теме

    СЧАСТЬЕ

    СЧАСТЬЕ (психологические аспекты). Наиболее общее психологическое определение счастья связано с пониманием его как ощущения полноты бытия, радости и удовлетворенности жизнью, лежащих в основе оптимального, здорового и эффективного функционирования личности.

    Все люди хотят быть счастливыми, и это, наверное, одно из самых сокровенных желаний человека. Счастье может быть стойким, или, наоборот, внезапным и непродолжительным.

    Феномен счастья полон парадоксов. Один из самых известных и психологически заостренных гласит: чем больше человек стремится к счастью как цели жизни, тем дальше он от него удаляется. Не менее парадоксальны с точки зрения житейских представлений и такие эмпирически подтвержденные факты, что пожилые люди часто бывают счастливее молодых, или – что счастье не связано напрямую с материальным достатком (счастлив может быть и бедняк, а миллионер – наоборот, несчастен).

    К факторам, влияющим на ощущение благополучия и счастья, в рамках нейронауки относят уровень серотонина и дофамина в головном мозге. Серотонин способствует положительному эмоциональному настрою, а дофамин является частью общей системы вознаграждения и вырабатывается при приеме пищи и сексуальных отношениях. Синтез серотонина зависит от времени суток, поэтому склонность к депрессии может возрастать при сокращении светового дня. Поэтому можно говорить, что ощущение счастья, как и несчастья, может зависеть и от времени года, и от географической широты. Т.о. депрессия выражает собой полную противоположность счастью и сопровождается чувством печали, отчаяния, неверием в возможность что-либо изменить, ощущением собственной незначимости, отрицанием смысла жизни вплоть до суицидальных намерений.

    Как альтернатива депрессии, а следовательно и связанному с ней пессимизму, счастье соответствует оптимизму. Общность понятий «счастье» и «оптимизм» очевидна; это дает основание многим авторам рассматривать оптимизм в качестве структурной составляющей счастья в его широком значении. Тем не менее оптимизм, пересекаясь и даже совпадая по многим свои характеристикам со счастьем, по сути дела является самостоятельным и уникальным феноменом человеческой психики и личности. Уникальность оптимизма заключается прежде всего в том, что он включает в себя «векторный» компонент жизни, отражающий движение от настоящего к будущему, движение человеческого духа «вперед и выше». Именно этой своей ориентацией на лучшее будущее, верой в него, оптимизм отличается от счастья как состояния радости и удовлетворения настоящим. В тоже время без оптимизма счастье не является полноценным, т.к. перспективы на будущее, чувство веры и надежды имеют для него решающее значение. Равным образом и оптимистическое сознание предполагает уверенность человека в достижении более полного счастья и возможность быть счастливым не только в настоящем, но и в будущем.

    Современные эмпирические исследования убедительно подтверждают высокую степень родства оптимизма и счастья как двух важнейших составляющих субъективного благополучия личности. Например установлено, что показатели по Тесту жизненных ориентаций (Life Orientation Test – LOT), измеряющего оптимизм, и показатели счастья по Оксфордскому опроснику счастья коррелируют между собой на уровне 0,75 (Аргайл, 2003, с.178). В другом исследовании, выполненном на российской выборке испытуемых в рамках ценностного подхода к счастью, показано, что в представлениях обыденного сознания главной характеристикой счастливого человека, в отличие от несчастливого, является прежде всего его оптимизм, вера в лучшее будущее (Джидарьян, 2001).

    Следует отметить, что счастье – категория, характеризующая индивида, а не группу. Счастливая группа (например, «счастливая семья», «счастливая страна») – это группа, где все индивиды, включенные в нее, счастливы, что маловероятно (для семьи – иногда возможно, но для страны – никогда!), если конечно не учитывать ситуацию, когда все граждане просто «обязаны быть счастливы» (Д.Оруэлл 1984, реально-исторический опыт тоталитарных государств, фашисткой Германии, сталинской России). Особое место здесь занимает ощущение человеком счастья в контексте принадлежности к определенным религиозным группам и духовно-психологическим течениям.

    С древнейших времен мыслители спорят между собой, что такое счастье, какими способами можно его достичь и что делает людей счастливыми или несчастливыми. В историко-научной перспективе психология развивалась в контексте философского знания, где проблемы счастья нашли свое отражение в противоборстве двух основных этико-психологических концепций счастья – гедонизма и эвдемонизма.