Содержание статьи
    Также по теме

    ДЕЛО ЛЕНИНГРАДСКОГО ЦЕНТРА И МОСКОВСКОГО ЦЕНТРА

    ДЕЛО ЛЕНИНГРАДСКОГО ЦЕНТРА И МОСКОВСКОГО ЦЕНТРА, инициированные НКВД СССР сразу после убийства С.М.Кирова в декабре 1934 – январе 1935 дела и судебные процессы о якобы контрреволюционных организациях, занимавшихся террористической и антисоветской деятельностью.

    В день убийства Кирова, 1 декабря 1934, по инициативе И.В.Сталина было принято постановление ЦИК СССР «О порядке ведения дел о подготовке или совершении террористических актов». Постановлением предписывалось следствие по делам о террористических организациях и террористических актах заканчивать в десятидневный срок, слушать такие дела в суде без участия обвинения и защиты, не допускать кассационного обжалования и ходатайств осужденных о помиловании, приговоры о расстреле приводить в исполнение немедленно после их оглашения в суде.

    Утром 2 декабря 1934 Сталин, В.М.Молотов, К.Е.Ворошилов, А.А.Жданов, Н.И.Ежов и А.В.Косарев, а также большая группа оперативных работников НКВД СССР во главе с наркомом Г.Г.Ягодой и его заместителем Я.С.Аграновым приехали в Ленинград. Сталин и прибывшие с ним члены комиссии ознакомились с материалами следствия. Им были доложены агентурные данные на лиц, ранее разрабатывавшихся органами НКВД по подозрению в террористической деятельности, дела на бывших троцкистов, «зиновьевцев» и участников других оппозиционных групп. В этих материалах никаких данных о причастности убийцы Л.В.Николаева к оппозиционным группировкам не было. Имелись лишь сведения о том, что ранее по службе он был знаком с некоторыми «зиновьевцами». Допрошенный после ареста Николаев также не дал показаний о каком-либо участии в оппозиции или о связях с оппозиционерами. Несмотря на отсутствие материалов о связях террориста с оппозицией, Сталин предложил работникам НКВД искать его сообщников среди зиновьевцев. О получении такой установки от Сталина вспоминал позднее Ежов в выступлении на февральско-мартовском (1937) пленуме ЦК ВКП(б): «Как сейчас помню, вызвал меня и Косарева и говорит: «Ищите убийц среди зиновьевцев».

    В дальнейшем Сталин настойчиво требовал от органов НКВД выполнения его указаний. Для руководства следствием в Ленинграде им был оставлен Ежов, являвшийся в то время секретарем ЦК ВКП(б). За время следствия Сталину было направлено около 260 протоколов допросов арестованных и значительное количество специальных сообщений о ходе следствия.

    Выполняя установку вождя, работники НКВД постарались связать убийство Кирова с деятельностью зиновьевской оппозиции и создать «доказательства» существования в Ленинграде и в Москве подпольных зиновьевских организаций и принадлежности к ним Николаева.

    Сразу после убийства в Ленинграде, Москве и в других городах начались массовые аресты бывших «зиновьевцев» и участников других в прошлом оппозиционных групп. 16 декабря 1934 были арестованы и этапированы в Ленинград проживавшие в Москве бывшие лидеры оппозиции Г.Е.Зиновьев и Л.Б.Каменев.

    Путем обмана, шантажа, обещаний сохранить жизнь и создания привилегированных условий содержания под стражей (улучшенное питание, фрукты, кондитерские изделия, папиросы высших сортов и т.п.) работники НКВД склонили обвиняемого в убийстве Николаева к даче показаний о причастности зиновьевской оппозиции к убийству Кирова и на оговор группы бывших «зиновьевцев». От Николаева добились показаний о том, что сам он входил в подпольную террористическую группу, состоявшую из бывших оппозиционеров-зиновьевцев, и по ее заданию совершил террористический акт. От других арестованных следствие получило признания их моральной и политической ответственности за действия Николаева. Кроме того, некоторые арестованные дали показания о наличии в Ленинграде и Москве подпольных центров зиновьевской оппозиции.

    21 декабря 1934 Сталин принял Ягоду, Агранова, председателя Военной коллегии Верховного суда СССР В.В.Ульриха, Прокурора СССР И.А.Акулова и его заместителя А.Е.Вышинского. Они представили проект сообщения для печати о результатах следствия и передаче дела в суд. Сталин собственноручно написал в сообщении, что «убийство тов. Кирова было совершено Николаевым по поручению террористического подпольного Ленинградского центра». Из перечисленных в проекте 23 арестованных Сталин отобрал для судебного процесса 14 человек: убийцу Николаева; студента Ленинградского индустриального института, в прошлом секретаря Выборгского райкома комсомола и члена ЦК ВЛКСМ И.И.Котолынова; бухгалтера, в прошлом секретаря ЦК ВЛКСМ и Ленинградского губкома комсомола В.В.Румянцева; инженера Н.Н.Шатского, студентов Ленинградского индустриального института В.И.Звездова и Н.С.Антонова и др. При этом Сталин вычеркнул из проекта фамилии Зиновьева и Каменева и некоторых других известных оппозиционеров.

    Процесс по делу «Ленинградского центра» состоялся в Ленинграде. Военная коллегия Верховного Суда СССР 29 декабря 1934 приговорила всех подсудимых к расстрелу.

    Одновременно с делом «Ленинградского центра» органы НКВД сфальсифицировали аналогичное дело на Зиновьева, Каменева и других бывших политических противников Сталина, получившее наименование «Московского центра контрреволюционной зиновьевской организации».

    По этому делу 16 января 1935 в Ленинграде Военной коллегией Верховного суда СССР к лишению свободы на сроки от пяти до десяти лет были осуждены Зиновьев; Каменев; начальник Главного управления молочной промышленности Наркомата пищевой промышленности СССР Г.Е.Евдокимов; управляющий трестом Главэнергосети И.П.Бакаев; начальник управления трикотажной промышленности Наркомата местной промышленности РСФСР Я.В.Шаров; начальник сектора Госплана РСФСР И.С.Горшенин и др., всего 19 человек. Суд признал их виновными в том, что, являясь в прошлом активными участниками зиновьевской оппозиции, они проводили подпольную антисоветскую деятельность, некоторые из них входили в контрреволюционный «Московский центр», который был связан с «Ленинградским центром», организовавшим убийство Кирова. На всех подсудимых судом была возложена политическая и моральная ответственность за совершенный террористический акт.

    Материалы по делам «Ленинградского» и «Московского» центров были использованы с целью представить бывшую зиновьевскую оппозицию как антисоветскую организацию, вставшую на террористический путь борьбы против советской власти.

    17 января 1935, т.е. на следующий день после окончания судебного процесса по делу «Московского центра», Сталин разослал членам Политбюро для обсуждения составленный им проект закрытого письма ЦК ВКП(б) под названием «Уроки событий, связанных с злодейским убийством С.М.Кирова». Это письмо без каких-либо изменений на второй день от имени ЦК ВКП(б) было разослано всем партийным организациям. В нем утверждалось, что «злодейское убийство совершено ленинградской группой зиновьевцев, именовавшей себя «Ленинградским центром», и что «идейным и политическим руководителем «Ленинградского центра» был «Московский центр» зиновьевцев, который не знал, по-видимому, о подготовлявшемся убийстве т.Кирова, но наверное знал о террористических настроениях «Ленинградского центра» и разжигал эти настроения». В письме все участники зиновьевской оппозиции обвинялись в том, что они «стали на путь двурушничества как главного метода своих отношений с партией... стали на тот же путь, на который обычно становятся белогвардейские вредители, разведчики и провокаторы». Далее в закрытом письме указывалось, что зиновьевская фракционная группа является «самой предательской и самой презренной из всех фракционных групп в истории нашей партии», она объявлялась «замаскированной формой белогвардейской организации, вполне заслуживающей того, чтобы с ее членами обращались как с белогвардейцами».

    В ходе подготовки и проведения судебных процессов по делам «Ленинградского» и «Московского» центров, а также после этих процессов и закрытого письма ЦК ВКП(б) в стране развернулись репрессии против бывших «зиновьевцев». Репрессии не ограничились представителями этой оппозиции, общая численность которой на 30 декабря 1934, по данным органов НКВД, составляла лишь 418 человек, из них 113 человек уже были арестованы и находились под следствием. Наряду с бывшими сторонниками Зиновьева и Каменева арестовывались их родственники, знакомые и даже лица, никогда к оппозиции не примыкавшие. Так, например, постановлением Особого совещания от 16 января 1936 были заключены под стражу и сосланы на разные сроки 77 человек по обвинению в принадлежности к «Ленинградской контрреволюционной зиновьевской группе Сафарова, Залуцкого и других».