Содержание статьи
Также по теме

ГОРОД

ГОРОД – особая территориально-административная, социально-хозяйственная, социокультурная форма существования общества, некая универсалия всемирной истории, всегда имевшая устойчивые признаки, отличавшие ее от догородских поселений. Эти признаки проявились на самых ранних стадиях урбогенеза, и тогда же обозначились некоторые всеобщие закономерности и тенденции городского развития.

Рождение первых городских поселений совпало с переходом « от варварства к цивилизации». «Город – как бы цезура, разрыв, /новая/ судьба мира. Когда он возникает, неся с собою письменность, то открывает двери того, что мы называем историей» (Ф.Бродель).

За пять-шесть тысячелетий своей эволюции города прошли путь от сравнительно небольших по числу жителей и занимаемой площади, простых по организации и структуре образований к сложным и крупным экономическим, социально-политическим, культурно-религиозным, научным, военно-стратегическим центрам и агломерациям. То есть от племенных и межплеменных ритуально-сакральных поселений к древневосточным городам и античным полисам, далее – к средневековым городским коммунам Западной Европы и восточным имперским столицам, торгово-ремесленным центрам, обслуживающим внутренние и внешние обмены и контакты, и, наконец, к современным индустриально-урбанистическим комплексам, гигантским многофункциональным городам (мега-города, мегалополисы), обширным метрополитенским территориям.

Первые города – очаги архаической городской культуры и городского хозяйства зародились на Древнем Востоке. Уже в 6 тыс. до н.э. существовали палестинские, анатолийские протогорода – Иерихон и Чатал-Хююк в Малой Азии, в 4–3 тыс. до н.э. возникли города в речных долинах Месопотамии и Египта: в Двуречье Тигра и Евфрата – Эриду, Элам, Урук, Ур, Лагаш, Вавилон, Ларса, Киш, Джемдет-Наср и мн. др., в долине Нила вырос известный крупный религиозный и политический центр – Мемфис; на берегах Инда – Хараппи и Мохенджо-Даро (2100–1750 до н.э.); китайские города в бассейнах Хуанхэ и Янцзы.

Города всегда имели свою собственную судьбу, историю и преемственность, реальные индивидуальные черты, во многом обусловленные природно-географическим, демографическим, этнокультурным и другими факторами, особенностями социально-экономического и цивилизационного развития стран и регионов. Это-то и объясняет многообразие путей эволюции городов, их специфику и генетическую неоднородность.

Как в прошлом, так и в настоящем не было и нет простого, однозначного ответа на вопрос, что считать городом, каков его конкретно-исторический смысл, есть ли у него устойчивая функция и программа. При его определении присутствует какая-то условность. Обычно задается сразу или целый набор показателей, или оговаривается один решающий (количество населения, функции, отраслевая занятость и т.д.) и на их основании все населенные пункты подразделяются на города и негорода – деревни. В языках народов мира имеются различные этимологические термины для названия этого особого общественного организма – «город», «полис», «урбс», «сити», «таун», «медина», «шахр», «нагара», «бандари» и т.д. Лингвистическая и семантическая характеристика понятия «город» и его терминологическое название складывались на протяжении многих веков, с момента зарождения города и в ходе всей последующей эволюции.

Проблема городов разного конкретно-исторического типа – древнейший, античный, средневековый (феодальный и город при азиатском способе производства), современный (капиталистический, социалистический, колониальный, третьемирский), постсовременный и др. – уже давно является предметом научного познания. Сначала изучался город как бы попутно, наряду с другими явлениями и процессами, которым посвящались общие комплексные труды по истории, экономике, культуре, географии, архитектуре, искусству. И лишь с конца 19 в. город становится самостоятельным и полноправным объектом исследования как субъект исторического процесса и действия. С 1920-х город – феномен пристального и всестороннего познания зарождавшейся научной дисциплины: социологии города, урбан-социологии или урбанистики.

Изучение города имеет многовековую историю и традицию. Сведения о нем содержатся уже в архаических духовно-символических текстах – «священных книгах» ветхозаветного времени. В них повествуется о строительстве первых городов и их особом замысле, о Вавилоне – греховном и земном и его противоположности Иерусалиме, граде Бога Живого, Небесном Иерусалиме. Много ценного материала о городе – интересных суждений и теоретических обобщений встречается в сочинениях философов Древней Греции и Рима (Аристотель, Платон, Цицерон, Сенека и др.), средневековых христианских богословов (Блаженный Августин, Николай Кузанский и др.), арабских мусульманских мыслителей (Фараби, Ибн-Халдун и др.) и в многочисленных трудах гуманистов-реформаторов эпохи Ренессанса и Просвещения. Во времена модерна и постмодерна появляются разносторонние знания не только о городе, но и урбанизационных процессах, разрабатываются научные методы познания, различные теории, парадигмы, проекты – «города-сада», «лучезарного города», «индустриального города», «глобального города» и т.д.

Ничего особенного и специфического нет в том, что очаги городской культуры и центры «первичного земледелия» появились на Востоке. Это обусловлено очень благоприятной природно-географической средой, поначалу проявлявшейся в локальной форме, – климатом, естественными ландшафтными комплексами, плодородием аллювиальных почв и т.д. А также и естественно-историческими обстоятельствами, собственно социокультурными – ранним довольно развитым разделением труда с относительно высокой технологической оснащенностью земледелия, скотоводства и производства изделий, наличием строго иерархической социальной организации общества.

Городские и сельские поселения размещались в районах, где природные и географические условия, рельеф местности и климат, естественное плодородие почвы были наиболее благоприятны и оптимально пригодны для земледелия – самой первой формы производства во всех сколько-нибудь прочно сложившихся обществах. Принцип почитания земледелия был освещен традиционной идеологией (религией), поддержан обычным правом и впоследствии юридически закреплен законодательными актами сословно-классовых аграрных обществ. Некоторые непреодоленные идеалы миропонимания и установки традиционных обществ, касающиеся земли и земледелия, до наших дней удерживают свою привлекательность и особую привилегированность в ряде развивающихся стран, продолжающих оставаться аграрными и полуаграрными.

Начиная с древнейших времен и затем на протяжении многих веков, экономической основой любого традиционного (доиндустриального) общества и его города – восточно-южно-средне-азиатского, арабо-мусульманского, североафриканского, европейского и т.д. оставалось земледелие, несмотря на то, что успешно развивалось ремесло и процветала торговля (особенно в прибрежных городах). Сам город был к тому же нередко административным, религиозно-духовным, культурным центром огромных территорий и даже целой империи. Появление множества городов непосредственно было связано с развитием поливного земледелия, закладкой плантаций сельскохозяйственных и технических культур, разбивкой фруктовых садов, строительством оросительных систем и водораспределительных сооружений. «Аграрность» экономики диктовала и определяла само устройство города – его пространства, часть которого была занята под пашни, огородные культуры, утопала в садах, а всю территорию перерезали оросительные каналы и ирригационные сооружения. На Востоке специальные городские службы наблюдали и регулировали распределение воды в городе и его округе.