Содержание статьи

    КОНДРАТЬЕВ, АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ

    КОНДРАТЬЕВ, АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ (1876–1967) – писатель, поэт, переводчик, критик, литературовед, мемуарист. Родился 24 мая 1876 в Петербурге. Учился в гимназии, директором которой был поэт И.Анненский. Уроки Анненского превращались в служение культуре, понимаемой как часть человеческой души. По настоянию отца, служившего директором Государственной типографии, Кондратьев поступил на юридический факультет Петербургского университета. В дальнейшем он жалел, что не мог слушать лекции на историко-филологическом факультете. Первая публикация его стихов – в 1899 в «Живописном обозрении», с прозой выступил в печати в 1901. Писать начал в гимназии, печататься – в студенческие годы. Одним из первых, с кем он познакомился в университете, был А.Блок. Вместе с Блоком участвовал в студенческом кружке «Друзья чистой поэзии», руководимым приват-доцентом Б.В.Никольским. Несогласие с эстетическими взглядами последнего привело к возникновению «Общества молодого искусства», свободного от всякого менторства. Инициативную группу составили Кондратьев, Блок, Пяст, Городецкий. Событием в жизни «Общества» стало издание первой книги Кондратьева Стихи А.К., скромно подписанной инициалами, повидимому в подражание И.Анненскому, годом ранее издавшему свои Тихие песни за подписью «Ник. Т-о». Брюсов в рецензии на сборник предсказал, что «для г. А.К. как поэта есть будущее», и пригласил Кондратьева сотрудничать в «Весах». Еще одно предложение последовало из журнала «Новый путь», где первую скрипку играл Мережковский. В редакции «Нового пути» Кондратьев познакомился с Вяч.Ивановым. Стал бывать у него на «Башне», как называли его квартиру, где собирались поэты, философы, художники и где была основана «Академия стиха». Интенсивная кружковая жизнь способствовала тому, что весь Серебряный век Кондратьев знал лично. Регулярно бывал он и на вечерах Ф.Сологуба. Там он читал свой блестящий перевод Песен Билитис Пьера Луиса, писателя «новогреческого направления», к которому принадлежал и сам Кондратьев. Следует упомянуть еще и участие Кондратьева в многолюдном «Обществе памяти Случевского».

    Он был близок к символистам, но его самого назвать символистом можно лишь с оговоркой. Ближе ему были поэты XIX века – А.Толстой, Щербина, Мей, Майков, Бутурлин. «Конечно, можно составить длинный список поэтов русских и французских, оказавших влияние, при том слишком явное, на поэзию Кондратьева», – заметил Брюсов в связи с выходом сборника Кондратьева Черная Венера. Лучшими в книге были антологические стихи, т. е. написанные в духе и в манере греческой античности. «У А.Кондратьева, – писал Сергей Соловьев, – несомненный талант, свежий и яркий… Он уже пленил нас мифологическим романом Сатиресса, где столько языческой чувственности и красочности… Новая книга Кондратьева производит прекрасное впечатление. Чувствуется, что поэт глубоко любит Грецию – эту мать муз – без понимания и изучения которой едва ли возможна теперь поэзия». Неоэллинизму тогда отдали дань многие (Анненский, В.Иванов, Скалдин, С.Соловьев, Гумилев), но никто не был предан этому литературному течению так полно, как Кондратьев. Его переводы Песен Билитис (1907), роман Сатиресса (1907), сборники рассказов Белый козел (1908) и Улыбка Ашеры (1911), драматический этюд Елена – все эти книги должны быть отнесены к новогреческому направлению. Но уже в Черной Венере, кроме антологических, находим стихотворения, навеянные фольклором и пролагающие путь к Славянским богам – книге Кондратьева, изданной в эмиграции.

    В десятые годы Кондратьев занял видное место в литературе. Его воспринимают как знатока мифологии, как тонкого стилиста. Гумилев в отзыве на один современный сборник стихов, вышедший с предисловием Кондратьева, писал, что к его исчерпывающей и стилистически утонченной статье «трудно что-нибудь прибавить». Брюсов по поводу рассказов Улыбка Ашеры говорил, что книга радует совершенством языка, возможно лучшего русского языка в современной прозе.

    Главная историко-литературная работа Кондратьева – книга Граф А.К.Толстой (1912). Личность этого поэта для Кондратьева «идеал благородства, правды и искренности». Его влекло к Алексею Толстому многое: опоэтизированная им древность, героические баллады, культ свободы, историческое мировоззрение «как исповедание своего поэтического катехизиса».