Содержание статьи
    Также по теме

    МАРО, КЛЕМАН

    МАРО, КЛЕМАН (Marot, Clément) (1497–1544), французский поэт эпохи Возрождения.

    Родился в 1497 в Кагоре. Отец, Жан де Мера по прозвищу Маро (1463–1523), выходец из нормандского города Кан, придворный поэт-историограф при Людовике XII и Франциске I, принадлежал к числу «великих риториков». С 1506 вместе с родителями переехал в Париж. С детских лет проявил живой и пытливый ум, был великим охотником до чтения. Получил хорошее домашнее образование: владел латинским языком, читал в подлиннике Вергилия, Овидия, Катулла, Марциала, увлекался французской средневековой литературой (Золотая легенда, Ланселот, Роман о Розе, Ален Шартье, Франсуа Вийон), приобщился к музыке. Возможно, участвовал в компаниях актеров-любителей (Базошь, Беззаботные ребята). Служил клерком в суде, затем стал пажом Николя де Невилля, сеньора де Вильруа. Тогда же начал сочинять стихи. В 1515 посвятил Франциску I поэму Храм Купидона (Temple de Cupido), написанную под сильным влиянием «великих риториков», многословную и изобилующую абстракциями и аллегориями; в ней фигурируют все персонажи Романа о Розе. В 1518 был представлен Маргарите Валуа, герцогине Алансонской, сестре Франциска I, ставшей с этого времени его неизменной покровительницей. Посвятил ей аллегорическое послание Обделенный (le Despourvu) в духе Гийома де Лорриса. В 1519 назначен камердинером Маргариты; занимался переводами латинских поэтов, сочинял лирические и сатирические стихи. В 1521 сопровождал герцога Шарля IV Алансонского в лагерь Аттиньи под Ретелем. В 1525 участвовал в походе Франциска I в Северную Италию; в сражении с немецко-испанскими войсками при Павии 24 февраля 1525 был ранен и взят в плен, но вскоре освобожден и вернулся во Францию.

    В феврале 1526 обвинен в том, что употреблял сало во время поста, и как еретик брошен в тюрьму Шатле. Добился передачи своего дела под судебную юрисдикцию епископа Шартрского. Был перевезен в Шартр, где три месяца содержался в гостинице «Орел»; написал там сатирическую поэму Ад (Enfer), в которой высмеял своих судей, в аллегорической форме сопоставив Шатле с языческой преисподней; одновременно готовил издание Романа о Розе (вышло в 1527). В мае 1526 помилован Франциском I. В конце 1526 заменил тяжелобольного отца в должности королевского камердинера. В октябре 1527 был вновь арестован за попытку отбить у дворцовой охраны одного заключенного. Обратился к Франциску I со стихотворным ходатайством о прощении (Pour le delivrer de prison) и уже 1 ноября был освобожден по высочайшему повелению.

    В 1532 издал свой первый поэтический сборник Клеманова юность (Adolescence Clémentine), принесший ему большую популярность в придворных кругах. В том же году Парижский парламент возбудил против него процесс по обвинению в ереси, который, однако, был прекращен благодаря заступничеству Маргариты Валуа. В 1532–1534 в качестве придворного поэта написал большое количество рондо, этреннов (мадригалов), эпиграмм и баллад; издал сочинения Ф.Вийона (1532).

    После Ночи плакатов 17–18 ноября 1534, когда тайные сторонники Реформации расклеили в королевском замке в Амбуазе антикатолические листовки, попал в список подозреваемых (седьмым из семидесяти трех). Узнав о грозящем обыске и аресте, бежал из Турени в Нерак (Аженуа) к Маргарите Валуа, ставшей к тому времени королевой Наваррской. Прожив у нее несколько месяцев, уехал по ее совету в Италию; нашел приют в Ферраре при одном из самых блестящих итальянских дворов той эпохи – дворе Рене Французской, дочери Людовика XII и супруги феррарского герцога Эрколе д'Эсте, которая покровительствовала гуманистам и симпатизировала Реформации; затем перебрался в Венецию. Обратился к Франциску I и дофину с просьбой о помиловании. Зимой 1536/1537 по ходатайству друзей-придворных получил разрешение вернуться на родину. В Лионе принес торжественное покаяние перед кардиналом Ф. де Турноном; был восторженно принят поэтами Лионской школы во главе с М.Севом. По возвращении в Париж отблагодарил своих заступников в специальном послании Да хранит Бог двор (Dieu gard à la cour). Вступил в спор с нормандским священником Ф.Сагоном, посредственным поэтом и ретроградом, обрушившиеся на него с грубыми нападками еще во время его пребывания в Италии, и написал в стихах язвительный памфлет Фрипелипп, слуга Маро, Сагону (Fripelippes, valet de Marot, à Sagon); этот спор, разделивший французских поэтов на два лагеря, завершился полной победой К.Маро (на его стороне выступили Бонавентура Деперье, Франсуа Рабле, Меллен де Сен-Желе, Антуан Эроэ, Морис Сев) и др. В 1537–1541, помимо любовных «новостей» (actualites), этреннов, эпиграмм и т.п., обращался и к более серьезным сюжетам: осуществил стихотворный перевод двух Бесед Эразма Роттердамского и написал Королевское христианское песнопение (Chant royal chrestien), Гимн христианского мира в честь прибытия императора и короля в Ниццу (Cantique de la chrétienneté sur la venue de l'empereur et du roy au voyage de Nice) и Похвалу королю под именами Пана и Робена (Eglogue au roy sous les noms de Pan et de Robin). В 1538 вышло первое издание его сочинений.

    Перевел и опубликовал в 1541 тридцать ветхозаветных Псалмов, придав им одическую форму, полную светского изящества. Псалмы имели огромный успех не только при дворе, но и среди гугенотов, которые стали использовать их в своих религиозных церемониях. Перевод был объявлен Сорбонной еретическим, и К.Маро пришлось вновь бежать из Франции на этот раз в Женеву; там он перевел еще двадцать псалмов; их второе расширенное издание вышло в 1543 с предисловием Жана Кальвина. Вольный образ жизни поэта вызвал недовольство женевцев, и он был вынужден уехать в Савойское герцогство. Умер в 1544 в Турине бедным и забытым.

    Сын К.Маро Мишель, паж Маргариты Валуа с 1534, также был поэтом, правда он никогда не мог приблизиться к уровню своего отца; от него сохранилось несколько дизенов (десятистрочников) и Ода цветку принцесс, королеве Наваррской.

    К.Маро полностью принадлежит новой гуманистической эпохе и по духу, и по типу своей личности (свободомыслие, широкая образованность, разнообразие интересов, ощущение принадлежности к интеллектуальной элите). Он оставил после себя богатое поэтическое наследие. Помимо двух крупных и самых известных поэм Храм Купидона и Ад, его перу принадлежат 294 эпиграммы, 80 рондо, 65 посланий, 54 этренна, 52 эпитафии (35 серьезных и 17 шутливых), 42 песни, 27 элегий, 15 баллад, 5 заплачек (надгробных элегий). К ним можно добавить 22 гимна и 11 религиозных речей. Он перевел 50 Псалмов, одну эклогу Вергилия, две книги Метаморфоз Овидия и написал 5 предисловий к изданным им сочинениям Ф.Вийона и Роману о Розе.

    Творчество К.Маро питала французская средневековая литература, в первую очередь куртуазная и ученая поэтическая традиция. Он находился под непосредственным воздействием «великих риториков» – своего отца Жана де Мера Маро, Жана Молине (1435–1507), Жана Лемера де Бельжа (1473 – ок. 1525), Гийома Кретена (ум. 1525) – и никогда не мог полностью от него освободиться: его сочинения полны аллегорий, персонификаций, абстракций и просодических игр (разнообразие рифмовки, аллитерация, акростих); они пронизаны интересом к экзотическому и желанием продемонстрировать ученость. В эту аристократическую поэзию К.Маро вводит народную струю, которую он заимствует у Ф.Вийона. Он оттачивает поэтические формы, созданные его предшественниками, – балладу, рондо, триолет, дизен, блазон – и даже создает на основе средневековой фатразии новый жанр – жанр кокалана («перескок»), насмешливой остроты, переходящей в бессвязные стихи.