Также по теме

МОСКОВСКИЙ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕАТР ВТОРОЙ

МОСКОВСКИЙ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕАТР ВТОРОЙ (МХАТ второй, 1924–1936), русский советский театр.

ИСТОКИ ТЕАТРА

Московский Художественный театр второй своим возникновением обязан Первой Студии МХТ, из недр которой он родился в 1912. Создатели Студии во главе с Л.А.Сулержицким, Б.М.Сушкевичем, Е.Б.Вахтанговым при поддержке К.С.Станиславского представляли собой «Собрание верующих в систему Станиславского». В самом названии утверждались задачи Студии – экспериментально-творческая разработка «Системы». В начале 1910-х, когда театральное искусство переживало кризис, связанный с исчерпанностью старых, и даже относительно новых форм (коллективу МХАТ насчитывалось всего 15 лет), возникла необходимость в создании коллективов нового типа. Так повсеместно крепло студийное движение, рождались маленькие театры-студии, творчески объединенные, как «коллектив единомышленников» и ставящие своей целью поиск и апробацию новых театральных идей.

Для Сулержицкого важнейшим принципом был принцип этического оправдания лицедейства. Спектакли, поставленные в театре в дореволюционный период 1913–1916-х – Гибель надежды Г.Хейерманса, Калики перехожие В.Волькенштейна, Сверчок на печи по Ч.Диккенсу, Праздник мира Г.Гауптмана, Потоп Г.Бергера, отличались психологической глубиной, утонченностью и камерностью. Зал на 100 мест был максимально приближен к сцене и это требовало от актеров особой психологической детализации и даже нервной обостренности чувств. В связи с этим Станиславский и Сулержицкий предостерегали студийцев от крайностей натурализма и нервной истерии. Программным спектаклем того периода стал Сверчок на печи, исповедующий проповедь теплоты человеческих отношений, утверждающий радость семейного уюта, веру в рождественскую сказку. В годы Первой мировой войны эта содержательная сторона спектакля звучала особенно актуально. Покровительствуя Первой студии, Станиславский призывал к тому, чтобы в годы войны она была своего рода духовным оазисом для зрителя.

ДРУГАЯ ЭПОХА

После Октябрьской революции направление работы Студии меняется, становится все ближе к острой экспрессии, трагической эксцентрике, театральности. Лучшие работы того периода были связаны с именами М.Чехова и Е.Вахтангова. В историю русского советского театра ярчайшими страницами вошли такие спектакли, как Двенадцатая ночь У.Шекспира (постановка Б.Сушкевича, в роли Мальволио – М.Чехов), Эрик XIV Э.Стринберга (постановка Е.Вахтангова, в роли Эрика – М.Чехов). Период 1921–1924 также характеризуется все большей тягой к яркой театральности, становящейся отчетливой приметой времени. Поставлены спектакли по У.Шекспиру: Укрощение строптивой, Король Лир (Король – И.Певцов, пост. Б.Сушкевича). Итоговым стал спектакль Расточитель по Н.Лескову (пост. Б.Сушкевича), отмеченный актерскими удачами (Молчанов – А.Дикий, Князев – И.Певцов, Минутка – И.Берсенев).

СТУДИЯ СТАНОВИТСЯ САМОСТОЯТЕЛЬНЫМ ТЕАТРОМ

Сильнейший, разнохарактерный по своим индивидуальностям артистический состав коллектива подготовил рождение в 1924 нового самостоятельного театра – МХТ Второго. Это название дал Первой Студии В.И.Немирович-Данченко, в течение короткого времени бывший директором нового театра. Он же одобрил изображение мхатовской чайки на занавеси Второго МХТ, но в связи с недовольством Станиславского от эмблемы на занавеси пришлось отказаться. Театр получил новое помещение (помещение театра «Альказар» на Триумфальной площади – здание б. Нового театра, ныне – Российского Академического Молодежного театра). Получив автономное художественное руководство, коллектив стал более самостоятельным в своих смелых творческих поисках. К тому времени ансамбль театра составили М.А.Чехов, А.Д.Дикий, С.В.Гиацинтова, С.Г.Бирман, М.А.Дурасова, В.В.Соловьева, А.И.Чебан, В.В.Готовцев, О.И.Пыжова, И.Н.Певцов, И.Н.Берсенев.

ЧЕХОВСКИЙ ПЕРИОД

Целое шестилетие во главе театра стоял М.Чехов, начиная с 1922, еще во времена Студии и до 1928 – года его отъезда за границу. Для театра тот период стал и самым плодотворным, и самым противоречивым. Чехов сыграл лучшие роли – Гамлет (Гамлет У.Шекспира, 1924), сенатор Аблеухов (Петербург А.Белого, пост. С.Бирман, Татаринов, А.Чебан, 1925), Муромский (Дело А.В.Сухово-Кобылина, пост. Б.Сушкевича, 1927). Он продолжал традиции гуманизма, утверждая тему защиты хрупкой духовности человека от зла. Его герои отличались пронзительной человечностью, хрупкостью, но и по-своему силой духа. Особенно были значимы образы-символы, а игра актеров граничила с эксцентрическим гротеском. В этих программных спектаклях утверждалась своя, «чеховская» правда, отрицающая натурализм и быт на сцене. Но смелые установки порождали не только признание, но и враждебное отношение. Коллектив упрекали в отсутствии точных социальных акцентов, склонности к мистике, формализму, политической близорукости, идеалистическому мировоззрению.

Творчество М.Чехова обозначило два театральных направления поисков коллектива – комически-буффонную, площадную и заостренно трагическую. В обеих сферах он был органичен и жанрово непредсказуем – в комедии постоянно высвечивал трагизм, болевые точки страдания, в трагедии нередко был подчас пронзительно комичен. Но то, что удавалось ему соединить в своем творчестве, не всегда удавалось выработать как стиль творческого коллектива. Театр критиковали за эклектичность, стилевую всеядность, отсутствие художественного единства. Необычной пестроте постановок было объяснение – под одной крышей работали индивидуальности, очень разные в творческом отношении и сходные только по сценическому масштабу.

В 1925 был поставлен спектакль, получивший зрительское признание – Блоха по Н.Лескову (пост А.Дикого). Яркий, красочный, захватывающий своей народно-лубочной стихией, изобилующий масштабными актерскими достижениями, спектакль современного звучания, был откровенно враждебно принят Станиславским, увидевшим в нем отказ от заветов художественников. Все это говорило о своеобразии почерка театрального коллектива, самостоятельности, богатстве его устремлений, его творческой неспособности уложиться ни в одно привычное русло. Театр развивался бурно, путем проб и ошибок, стилевых метаний, но это была живая жизнь живого сценического организма.

В годы художественного руководства театром М.Чехова, в коллективе возникла оппозиционная группа из восьми человек, среди которых были: А.Дикий, О.Пыжова, Л.Волков. Они настаивали на «выпрямлении идеологической линии», резко критиковали творческий метод М.Чехова. В 1927 группа оппозиционеров ушла из стен МХАТ второго в другие театры. А в 1928 эмигрировал из советской России М.Чехов.