Содержание статьи

    ПОЛИШИНЕЛЬ

    ПОЛИШИНЕЛЬ (франц. polichinelle, от итал. pulcinella), персонаж французского народного театра, чаще – театра кукол.

    Полишинель появился во французском ярмарочном театре в конце 16 в. – как «живой», а не кукольный персонаж. В этот период труппы итальянской комедии дель арте начали широко гастролировать по городам и поселениям Европы, в том числе – и во Франции. Их спектакли пользовались большой популярностью. К середине 17 в. в Италии комедия дель арте начала приходить в упадок под влиянием церкви. Во Франции же к уличным комедиантам относились более лояльно, многие труппы осели здесь на постоянное местожительство. Шла интеграция народного итальянского и французского искусства. Персонажи итальянских «живых» уличных представлений в основном перекочевали на сцены публичных театров: так, в Париже на основе итальянской труппы был открыт театр «Комеди Итальенн». А один из самых популярных персонажей-масок, Пульчинелла, оказавшись особенно близок французскому зрителю, обосновался в народном балаганном театре кукол. К этому времени его имя зазвучало по-французски – Полишинель.

    Этот персонаж распространен в театрах кукол многих стран, и не только Европы, но и Азии. В России он носит имя Петрушки, в Англии – Панча, в Германии – Гансвурста, в Турции – Карагеза и т.д. При этом он сохраняет схожий облик: огромный крючковатый нос, горб на спине (иногда – и второй спереди), по четыре пальца на руках, дурацкий колпак (как правило, красного цвета). И разговаривают все они измененными голосами – с помощью пищика.

    Такую популярность и схожесть персонажей вряд ли можно объяснить только огромным успехом и широкой географией гастролей мобильных трупп (хотя, несомненно, эти факторы сыграли значительную роль). Гораздо важнее то, что этот персонаж имеет древнейшие корни в мифологии практически всех народов. Кукла возникла в первобытном обществе как существо, принадлежащее другому миру, осуществляющее связь между живущими сегодня и их умершими предками. Внешнее уродство не просто подчеркивает эту связь с потусторонним миром, но фактически обозначает ее: уродство (горбатость, четырехпалость и пр.) с архаических времен является признаком «иного мира». И этому, «иному» существу дозволено гораздо больше, чем обычным людям. Вот почему характер и поведение Полишинеля и его собратьев, будучи удивительно схожими, не вписываются не только в логику обычной жизни, но и в какую бы то ни было систему нравственности. Они не положительные и не отрицательные; они опровергают все стереотипы и не подвластны четким и однозначным оценкам. Архаическая вседозволенность поведения куклы чрезвычайно любопытно проявлялась в современном поведении Полишинеля – именно ему по праву доставались все наиболее острые сатирические и политические реплики и интермедии.

    Конечно, были и другие причины, способствующие закреплению Полишинеля в театре кукол. Например, большая мобильность и относительная (по сравнению с «живыми» актерами) дешевизна содержания – изготовление кукол обходилось дешевле, чем пошив костюмов; да и управляться с кукольной труппой могли один-два кукловода.

    Тем не менее, Полишинель, оставаясь популярнейшим персонажем театра кукол, иногда проникал и в литературную комедию. Так он, сохраняя основные принципы своего поведения и свой характер, действует в интермедиях Мнимого больного Ж.Б.Мольера.

    Татьяна Шабалина

    Литература Некрылова А. Традиционная архитектоника народной кукольной уличной комедии. – В сб.: Международный симпозиум историков и теоретиков театров кукол, Москва, 6–9 декабря 1983. М., 1984
    Дживилегов А., Бояджиев Г. История западно-европейского театра. М., 1991
    Западно-европейский театр от эпохи Возрождения до рубежа XIX–XX вв. Очерки. М., 2001
    Новацкий В. Опять двадцать пять. Журнал КУКАРТ, 2003, № 8