Содержание статьи
    Также по теме

    ТРИПИТАКА

    ТРИПИТАКА (пали , санскр. – «Три корзины [текстов]»), также Типитака, канонические собрания текстов школ классического буддизма, включавшие Виная-питаку (Корзина дисциплинарных правил), Сутра-питаку (Корзина наставлений) и Абхидхарма-питаку (Корзина доктрин). Эту трехчастную структуру канонических собраний текстов можно считать линией демаркации между классическим буддизмом (который принято некорректно называть хинаяной – «узкий путь» или «узкая колесница») и теми реформаторскими течениями, которые, стремясь показать свое превосходство над первым, присвоили себе почетный титул махаяна («широкий путь» или «широкая колесница») и создавали другие собрания авторитетных текстов, в значительной мере имитировавшие тексты Трипитаки (прежде всего диалоги Суттра-питаки), но не следовали принципам трехчастного канона. Отдельные компоненты Трипитаки на различных индийских языках, в том числе на санскрите и гибридном санскрите, а также на среднеиндийских языках сохранились в преданиях многих школ раннего буддизма. Некоторые школы признавали авторитетными все части Трипитаки – помимо тхеравадинов, также ватсипутрии или махищасаки. Другие акцентировали значимость отдельных частей сравнительно с другими: стхавиравадины почитали прежде всего Суттра-питаку, сарвастивадины – Абхидхарма-питаку, апарашайлы и пурвашайлы – только Виная-питаку, гокулики – только Абхидхарма-питаку. Некоторые дополняли трехчастный канон новыми «корзинами». Так, махасангхики добавляли к трем частям Самъюкта-питаку и Дхарма-питаку, а бахушрутии (признавашие уже «трансцендентность» некоторых буддийских учений) добавляли к названным также Бодхисаттва-питаку, тогда как дхармагуптаки сохраняли из традиционных частей только Виная-питаку, добавив, наряду с тремя новыми, также Дхарани-питаку (вероятно, тексты магических формул).

    Полностью сохранившееся каноническое собрание Трипитаки – составленное на древнем среднеиндийском языке пали – принадлежит «ортодоксальной» школе тхеравадинов. Канонические тексты собирались, передавались изустно, модифицировались наставниками, проповедниками и миссионерами буддийских общин в течение многих веков, поэтому материал палийской Трипитаки относится к широкому временному континууму от эпохи Будды (по современной датировке – 5 в. до н.э.), некоторые проповеди которого, вероятно, сразу запоминались специальными рецитаторами его общины (бханаки) вплоть до времени частичной записи их на пали в 1 в. до н.э. Процесс «канонизации» наследия тхеравадинов этим не завершился. Тексты Трипитаки продолжали создаваться заново, редактироваться, записываться и переписываться вплоть до 5 в. – времени создания «сплошного» комментария к Трипитаке, который можно считать палийской переработкой сингальских комментариев коллегией экзегетов, возглавлявшихся Буддагхосой. Потому историческая подлинность текстов Трипитаки (которые в целом располагаются в пределах тысячелетия) в каждом случае требует специального изучения.

    I. Виная-питака состоит из трех частей. Суттавибханга является комментарием к патимоккхе – 227 дисциплинарным правилам для монахов в связи с конкретными проступками членов раннебуддийской монашеской общины-сангхи и соответствующими наказаниями – от увещаний до изгнания из сангхи. Эти правила отражают реальную практику регулярных чтений патимоккхи в постные дни (упосатха) новолуния и полнолуния. Вторую часть составляют Кхандхаки – в двух версиях (Махавагга в 10 главах и Чуллавагга – в 12), где подробнейшие дисциплинарные правила (предписывающие, как проводить период дождей, одеваться, приготовлять лекарства и т.п.) «разбавляются» дидактическими и историческими легендами. К первым относятся рассказы о том, как происходили отдельные обращения в буддийскую общину, ко вторым – частичное жизнеописание Будды (обретение «просветления», первые странствования и первые ученики) и сказания о первых двух буддийских соборах в Раджагрихе (вскоре после кончины Будды) и в Вайшали. Париваранапатха, третья часть, составляется из 19 текстов катехитического типа, включая вопросы и ответы по дисциплинарным проблемам.

    II. Сутта-питака, древнейшая и основная часть Трипитаки, является единством пяти больших собраний текстов (никаи), из которых первые четыре тематически более или менее однородны (изложение Буддой, но иногда и его учениками отдельных предметов буддийского учения-дхармы), а последний является собранием разнородных материалов, объединенных позднее. Первые четыре собрания Сутта-питаки открываются неизменной формулой «Так я слышал», произносимой от лица повествователя (с целью доказать достоверность повествования), за которой следует сюжетная рамка наставления, а затем само наставление, которое Будда произносит в диалоге с кем-либо из собеседников или монологично. Эти четыре собрания текстов различаются не содержательно, но количественно и структурно – по длине сутт и способу организации их последовательности. Все пять больших собраний текстов Сутта-питаки включают в различных пропорциях прозаические и стихотворные компоненты.

    1) Дигха-никая (Корпус длинных наставлений) включает 34 объемных сутты (суттанты). К ним относятся в первую очередь сутта 1 Брахмаджала-суттанта (Наставление о сети Брахмы), излагающая 10 мировоззренческих предметов в 62 «позициях» анонимных философских кружков «шраманов и брахманов» – как «догматиков», так и «скептиков». В сутте 2 Саманнапхала-суттанта (Наставление о плодах подвижничества) представлены основные фрагменты, выражающие философское кредо шести наиболее популярных учителей шраманского периода – материалиста Аджита Кесакамбалы, адживиков Пурана Кассапы, Пакудха Каччаяны и знаменитого Маккхали Госалы, скептика-«скользкого угря» Санджаи Белаттхипутты и основателя джайнизма, фигурирующего под именем Нигантхи Натапутты. В сутте 3 Амбаттха-суттанта (Наставление об Амбаттхе) Будда предстает критиком варновой системы, в первую очередь претензий брахманов на «природную» исключительность. В сутте 13 Тевиджджа-суттанта (Наставление о знании Трех Вед) критике подвергаются уже ритуализм и претензии брахманов на познание Брахмана как первоначала мира. В сутте 23 Паяси-суттанта (Наставление о Паяси) буддийский монах Кумара Кассапа вступает в полемику с аристократом-материалистом Паяси (возможно, судя по аналогии с текстами джайнского канона, отражение образа царя Кошалы Прасенаджита), пытавшимся доказать отсутствие у человека души. В знаменитой сутте 16 Махапариниббана-суттанта (Наставление о великой нирване Будды) описываются последние часы пребывания основателя буддизма на земле, его завещание монахам («Все составленное разрушается – будьте светильниками самим себе!»), а также чудеса, которые, как считают буддисты, сопровождали его кончину. В сутте 20 Махасамая-суттанта (Наставление о великом собрании божеств) Будда, собрав однажды на лесной поляне у себя на родине, в Капилавасту, пятьсот монахов, обнаруживает, что туда же сошлись божества десяти мировых систем, чтобы почтить его и тех, кто с ним. Это смогли обнаружить и четверо «тонко видящих» богов суддхавасов, каждый из которых, придя туда, произносит краткий гимн в честь Будды, которому поклоняются все небожители. Построение нового пантеона из материалов традиционного, брахманистского, и возвышение Будды над людьми и богами (которое ведет к его обожествлению) является устойчивым мотивом как Дигха-никаи, так и других собраний текстов Сутта-питаки.