Содержание статьи
    Также по теме

    САНКХЬЯ

    САНКХЬЯ (санскр. – «то, что от исчисления»), древнейшее и наиболее влиятельное направление индийской философии. Начальный период истории санкхьи – с 5 в. до н.э. по 1 в. н.э. – эпоха параллельных «атомарных» учительских традиций, разрабатывавших эзотерическую медитацию на «исчисляемые» начала мира и индивида и вместе с тем подвергавших их классификационному анализу и систематизации.

    Основные источники по данному периоду – «средние» Упанишады, дидактические тексты Махабхараты, прежде всего Бхагавадгита и Мокшадхарма, поэма Ашвагхоши Буддачарита (Жизнь Будды). Одна из этих традиций восходит к учителю Будды, Алара Каламе, стоявшему у истоков и будущей йоги, вторая – к странствующему философу Панчашикхе, но были также и другие учителя. Каждый предлагал свои калькуляции «начал», которых они насчитывали и 17, и 20, и 27, и 30, при наибольшей популярности числа 25. В «горизонтальных» исчислениях (оказавших значительное влияние на буддийские калькуляции дхарм) субъект-Пуруша (обозначаемый, как правило, как кшетраджня – «познающий поле») коррелировался с компонентами соответствующего ему психофизического агрегата (интеллект-буддхи, эготизм-аханкара, ум-манас, способности восприятия и действия индрии, материальные элементы махабхуты), в «вертикальных» – с цепочкой эманатов – тех же компонентов, но уже в их космологических «ипостасях», – замыкавшихся «непроявленным»(авьякта) первоначалом мира (см. ПРАКРИТИ). «Общеиндийское» положение санкхьи на этом этапе двойственно: она явно близка буддизму и другим «диссидентствующим» течениям (см. ПАКУДХА КАЧЧАЯНА), признание же Атмана и генерация космологических схем с соответствующей иерархией ступеней созерцания сближают ее с брахманизмом (именно признание Атмана и стало основным пунктом расхождения санкхьяиков с буддистами, с которыми их сближал сам «вычислительный» подход к выявлению составляющих психофизической организации).

    Пять столетий – с 1 по 5 вв. – период, когда «параллельные» учительские традиции превращаются в конгломерат конкурирующих и дискутирующих друг с другом школ, о чем свидетельствует самый обстоятельный и исторически значимый комментарий к СанкхьякарикеЮктидипика – и буддийские источники. Среди «схолархов» выделяются Паурика, подвергший сомнению даже «догмат» о единственности Пракрити, Панчадхикарана и Патанджали (не-йогин), Варшаганья и целая «свита Варшаганьи» (вероятно, ок. 3 в.), наконец Виндхьявасин (вероятно, 3–4 вв.), переосмысливший многие «аксиомы» санкхьи. Предметами расхождений были и число эонов Первоматерии-Пракрити, и порядок их генезиса, и способы классификации познавательных способностей индивида, и «тонкое тело» (сукшма-шарира), и соотношение ноуменов воспринимаемости (танматры). Санкхья успешно полемизирует с буддистами, занимает уже признанное место в индуизме, но не может создать собрание сутр, ибо каждая из школ создает свои авторитетные тексты (см. ШАШТИТАНТРА). Ближайший аналог этому плюрализму в рамках единой традиции – история школ традиционного буддизма, с конгломератом подшкол и течений в рамках стхавиравады, махасангхики и даже более частных делений.

    Когда этот плюрализм поставил санкхью на грань фактического распада, опасного перед лицом внешних оппонентов – прежде всего буддистов и джайнов, а затем и брахманистских школ, появился систематизатор и одновременно поэт Ишваракришна (4–5 вв.), который унифицировал доктрины санкхьи и создал «ортодоксальную» версию ее доктрины в семидесятистишьи Санкхья-карика. Тем самым был заложен фундамент всего строения философской системы санкхьи – санкхья-даршаны.

    Произведение Ишваракришны получило настоящее признание. В 6 в. буддийский монах Парамартха переводит на китайский язык санскритский комментарий к Санкье-карике – Суварнасаптати-вритти. Оригиналу Пармартхи близки два других, открытых в 1970-е годы, – Саптати-вритти (по-видимому, 6 в.) и Санкхьясаптати-вритти (6–7 вв.): все три относились к классу «учебных» комментариев. В 7 в. Гаудапада (не-ведантист) составляет нормативное толкование Санкхьякарика-бхашья, а неизвестный автор 7–8 вв. – самый фундированный комментарий «теоретического» типа – Юктидипику. К числу «теоретических» комментариев относилась и анонимная Джаямангала, уделявшая специальное внимание источникам знания (7–8 вв.). Частые ссылки на религиозные тексты свидетельствуют о желании автора другого комментария Матхара-вритти (8 в.) сделать санкхью более индуистской – вероятно, здесь учитывались настойчивые попытки лидера ведантистов Шанкары доказать ее «еретичность». В 9 в. появляется самый авторитетный комментарий к Санкхья-карикеТаттвакаумуди Вачаспати Мишры, в котором представлена концепция отражения «внутреннего инструментария» (антахкарана) в Пуруше и целая «диссертация» по теории познания. Комментаторы Санкхья-карики сформулировали 60 нормативных тематических единиц ее учения, воспроизводящих, по их выкладкам, содержание древней Шаштитантры: 10 основных (муликартха) – единственность Пракрити, ее объектность, «служебность» по отношению к Пуруше, инаковость Пуруши по отношению к Пракрити, бездеятельность, множественность, их соединение, возможность разъединения, инерционное существование тела после «реализации» истины, а также 50 диспозиций сознания (5 видов заблуждения, 28 видов неспособности, 9 видов удовлетворенности, 8 видов достижений).

    10–14 вв. – эпоха стагнации санкхьи: продолжают появляться новые комментарии к трактату Ишваракришны, но полемические пассажи ее оппонентов (прежде всего тексты ньяя-вайшешики и веданты) свидетельствуют о том, что за весь указанный период она не представила ничего существенно нового и заметно сдала позиции противникам. Одновременно некоторые шиваитские и ведантийские школы – прежде всего Рамануджи и Мадхвы – начинают использовать наследие санкхьяиков в собственном системостроительстве. Для «выживания» необходимо было создать корпус «настоящих» сутр; доказать последователям Шанкары лояльность санкхьи по отношению к «ортодоксии»; обстоятельно ответить хотя бы основным оппонентам; модернизировать свою доктрину за счет достижений других систем эпохи «высокой схоластики».

    Эти задачи и были частично решены в 14–15 вв., когда санкхьяики одновременно создают две коллекции сутр от имени древнего мудреца-риши Капилы: предельно краткую Таттвасамасу (23 кратких номинации принципов санкхьи) и очень подробные – в шести разделах – Санкхья-сутры (527 положений). «Новые санкхьяики» вводят традиционную сотериологию в контекст общеиндийской концепции целей человеческого существования (пурушартха), пытаются в лояльности по отношению к текстам Ведийского корпуса (шрути) превзойти самих ведантистов, заимствуют у них конкретные концепции (типа упадхи или индивидуальной души – дживатмана) и даже философские модели (типа различения двух уровней истины) и одновременно полемизируют со всеми остальными школами по актуальным проблемам современной им философии (вплоть до природы ошибочного познания и универсалий). В 16 в. создается самый обстоятельный текст за всю историю санкхьи – комментарий Виджняна Бхикшу к Санкхья-сутрам, который, правда, означает уже начало синкретической ассимиляции санкхьи, йоги и веданты.