Содержание статьи

    ТИРТХАНКАР

    ТИРТХАНКАР (санскр. , ардхамагадхи – «создатель брода», «устроитель переправы»), в джайнской мифологии лицо, достигшее высшего духовного совершенства, проповедник и обновитель джайнского учения. Тиртханкары называются также «совершенными» душами (сиддха): они обрели «освобождение» (мокша) и реализовали состояния абсолютной праведности и абсолютного познания. Они же именуются джинами («победители»), преодолевшими все последствия безначальной аккумуляции кармического вещества и способными после своего земного поприща достичь высшей точки вселенной. По своему статусу тиртханкары более всего сопоставимы с буддами в традиционном буддизме (их также 24), но, в отличие от последних, они считаются не только совершенными людьми, но и джайнскими божествами. В этом аспекте они более сходны с буддами махаяны, но, в отличие от последних, не считаются бесчисленными в количественном отношении.

    Обе джайнские традиции – и шветамбарская, и дигамбарская – приписывают тиртханкарам обладание 34 совершенствами, в числе которых полная нечувствительность к боли, наличие нимба над головой, владение как человеческими языками, так и языками всех других живых существ. Все тиртханкары рождаются в аристократических (как правило, царских) семьях, их будущие матери при зачатии видят 14 (согласно шветамбарам) или 16 (согласно дигамбарам) вещих снов. 24 тиртханкара, возглавляющие джайнский пантеон, периодически воплощаются на земле в течение каждого «полуоборота колеса времени» (в соответствии с безначальностью и бесконечностью временных циклов в общеиндийской космогонии). Тиртханкары перечисляются в единой последовательности: каждый из них ответствен за проповедь, распространение и победу джайнского учения в «свой» исторический (точнее, параисторический) период и как раз в то время, когда на земле «безначальное» джайнское учение переживает очередной кризис (ср. мотивировки появления аватар Вишну для постоянного поддержания периодически деградирующей дхармы в Бхагавадгите).

    Список тиртханкаров открывается именем Ришабхи, которому приписываются черты культурного героя, поскольку он обучил людей искусствам и ремеслам, установил социальную стратификацию и обычаи общества; по джайнским представлениям, его дочь Брахми изобрела письменность (брахми – одна из наиболее известных систем древнеиндийского письма), а сын Бхарата стал первым чакравартином и прародителем индийского народа. За ним в списке следуют Аджита, Самбхава, Абхинандана, Сумати, Падмапрабха, Супаршва, Чандрапрабха, Сувидхи (он же Пушпаданта), Шитала, Шреямса, Васупуджья, Вимала, Ананта, Дхарма, Шанти, Кунтху, Ара, Малли (единственная женщина среди них, согласно шветамбарам, что отрицается «антифеминистами» дигамбарами), Мунисуврата, Неми, Ариштанеми, Паршва и, наконец, Джина Махавира. Два последних считаются историческими деятелями.

    Паршванатха, родившийся за 250 лет до рождения Джины и дождавшийся якобы появления на свет последнего, наделен отсутствующими у его предшественников индивидуальными характеристиками. Считается, что он был сыном царя Бенареса Ашвасены, одержал победу над греческим царем Яваной из Калинги (Юго-Восточная Индия), женился на дочери царя Прасенаджита (исторический царь Кошалы) и в возрасте 30 лет отправился в странствования. Несмотря на явное преувеличение его возраста и очевидные анахронизмы в сочетании с географическими аберрациями (греков в указанную эпоху в Индии не было и в помине, а когда они там появились три века спустя, то не в Калинге), вряд ли есть основания видеть в нем только мифологический персонаж. По джайнским преданиям, Паршва имел многочисленных последователей, среди которых были и родители Джины Махавиры. Последний также следовал его системе аскетической дисципилины, состоявшей в исполнении четырех обетов – в воздержании от нанесения какого-либо вреда любому живому существу (ахимса), от присвоения чужого, от нарушения целомудрия и от лжи. Связь данного четырехчастного обета с учителем основателя джайнизма подтверждается буддийскими текстами, прежде всего Саманнапхала-суттой, в которой от лица Махавиры (здесь он выступает под именем Нигантха Натапутты) сообщается, что он в этом мире полностью «огражден четырехчастным ограждением» (Дигха-никая). Предписывая своим последователям четырехчастный обет, Паршва не настаивал, однако, на ненужности одежды (Уттарадхьяяна-сутра), на чем настоял Махавира под непосредственным влиянием лидера адживиков Маккхали Госалы, чьим учеником он был не менее шести лет. В результате он, как считают джайны, не опроверг практическое учение своего предшественника, но усовершенствовал его.