Содержание статьи
    Также по теме

    МОСКОВСКИЙ ТЕАТР ЮНОГО ЗРИТЕЛЯ

    МОСКОВСКИЙ ТЕАТР ЮНОГО ЗРИТЕЛЯ был создан в 1941 наряду с другими театрами страны аналогичного названия и назначения в результате слияния двух коллективов. Первый – Госцентртюз, организован в 1920 по инициативе А.В.Луначарского. Первым спектаклем стал Маугли по Р.Киплингу, в котором участвовали М.И.Бабанова, В.В.Барсова, М.И.Жаров, И.В.Ильинский. В художественное руководство входили Г.М.Паскар, Ю.М.Бонди, Г.Л.Рошаль, В.А.Филиппов, А.Д.Попов. Участвовал в смотрах и фестивалях в 1935 и 1941. Второй коллектив – МТЮЗ создан позднее. В 1924–1928-х он был передвижным коллективом под руководством О.В.Рудаковой, играл в московских скверах, бульварах, во дворах. Первым значительным спектаклем стало обозрение Путешествие Тика и Така (1927, режиссер О.Рудакова). Ставил эстрадные обозрения, спектакли-игры, публицистические спектакли-диспуты. В 1932 получил стационарное помещение на улице Горького, 23. Основатели театра – Г.И.Шагалов, С.А.Ауслендер. В 1941 оба театра были объединены. В годы войны работал в Татарии (Зеленодольск) и Муроме (Владимирская область). В 1943 вернулся в Москву, в 1950 получил здание в пер. Садовских (ныне Мамоновский переулок) – бывшее владение купца Босанина, в котором в 1918 располагался Театр Петрушки, затем марионеток, Театр Теней, Детский театр Н.Сац, Театр кукол С.Образцова. Задачей бесчисленных ТЮЗов (при них существуют педагогические части, ответственные за связь со школами) ставилось воспитание подрастающего поколения в героико-патриотическом духе, поэтому спецификой театра стала постановка пьес для детей и юношества: Путь далекий Шестакова, 1929, Блуждающая школа Л.А.Кассиля, 1935, Первая любовь Р.И.Фраермана, 1940, Двенадцать месяцев С.Я.Маршака, 1947, Два клена Е.Л.Шварца, 1954, Парень из нашего города К.Симонова, 1961, Ромео и Джульетта У.Шекспира, 1964, Варшавский набат В.Н.Коростылева, 1966, Звезда Э.Г.Казакевича, 1967, Последние М.Горького, 1967 и др. В разные годы в театре работали актеры: П.А.Гаврилов, В.К.Горелов, Н.А.Деревицкий, Л.В.Невская, Л.Н.Князева, И.Г.Паппе, Т.В.Дегтярева, В.А.Сальников, В.А.Качан, И.Старыгин, в том числе Л.М.Ахеджакова, Р.А.Быков, И.М.Чурикова, О.М.Остроумова, И.Н.Ясулович. Руководили театром в разные годы Г.И.Шагаев (1928–1940), П.В.Центнерович (1946–1957), Б.Г.Голубовский (1957–1965), П.О.Хомский (1966–1971), Ю.Э.Жигульский (1976–1986). В период недолгого руководства известного режиссера П.О.Хомского, склонного к музыкально-пластическому решению спектакля, в театре осуществлен один из первых советских мюзиклов Мой брат играет на кларнете А.Алексина,1968, в то же время театр обратился к М.Твену (Том Кенти), и Е.Шварцу (Тень), обе постановки – 1969. В 1974 удачей театра стали Три мушкетера М.Г.Розовского по А.Дюма, режиссер А.Г.Товстоногов. На протяжении десятилетий театр знавал удачи и провалы, как и любой другой театр, с тем лишь отличием, что специфика театра только для юного зрителя жестко ограничивала репертуар, а следовательно и творческие возможности режиссеров и актеров, самые одаренные из которых неизменно стремились поскорее покинуть «детский» театр ради «взрослых», более серьезных и престижных. 1970 – первая половина 1980-х – маловыразительная страница в истории театра, завершилась в 1987 резкой переменой направления и эстетики. В эпоху перестройки в театр пришла режиссер Генриетта Яновская, ученица Г.А.Товстоногова, работавшая в ленинградских и провинциальных театрах, в 1970-е служившая главным режиссером Красноярского ТЮЗа. Под ее руководством театр поставил спектакль Собачье сердце по повести М.А.Булгакова (1987, художник Сергей Бархин), который стал визитной карточкой нового Московского ТЮЗа и манифестом режиссера. Она впервые в истории театра обратилась к сценической метафоре и яркой образности. Удивительно точно был передан дух булгаковской сатиры и ностальгии по утраченной гармонии, которую символизировали рельефы, стилизованные Бархиным под древнеегипетские. Черный булгаковский снег засыпал и их, и профессора, и красноармейцев, совершивших хирургическую операцию над страной. Среди постановок Яновской: Соловей Г-Х.Андерсена, 1988, Good-bye, America – пародия А.Нездвецкого по С.Я.Маршаку, 1989, Иванов и другие по А.П.Чехову, 1993, (премия «Золотая маска» за сценографию), Жак Оффенбах, любовь и тру-ля-ля по произведениям Ж.Оффенбаха, 1995, Гроза А.Н.Островского, 1997, Свидетель обвинения А.Кристи, 2001.

    Вскоре к дуэту Яновская – Бархин (ранее Яновская сотрудничала с А.Коженковой) присоединился режиссер К.Гинкас, также прошедший школу Г.В.Товстоногова и работавший в ленинградских, московских театрах и Красноярском ТЮЗе. В МТЮЗе он поставил свои пьесы: Записки из подполья, 1988, Играем «Преступление», 1991, К.И. из «Преступления», 1994 по Ф.М.Достоевскому (премия «Хрустальная Турандот» за режиссуру); Казнь декабристов, 1995, Пушкин. Дуэль Смерть. 1999, Черный монах, 1999.

    Так образовался семейный театр, театр-дом во главе с режиссером-учителем. Режиссуру Гинкаса, активно использовавшего сценический гротеск и переходы от жизненного правдоподобия к атмосфере абсурда и сюрреалистичеким эффектам, и Яновской – сторонницы яркой театральности и парадоксальных сценических решений органично дополняла сценография С.Бархина, мастера метафоричной единой установки. Вокруг театра не утихают споры. Существует мнение, что Яновская погубила один из московских детских театров. Детские спектакли здесь номинальны, хотя Золотой петушок Гинкаса – настоящий маленький шедевр. Руководители же театра категорически против возрастных ограничений, считая, что нельзя изо дня в день играть только для детей. Недаром из театра ушли Чурикова, Ахеджакова, Остроумова, Дегтярева, Р.Быков. Молодой труппе, сложившейся вокруг Гинкаса и Яновской, интересно осуществлять принципиально антихрестоматийные трактовки классических произведений. Другие считают эстетику МТЮЗа эпигонской в сравнении с содружеством Ю.Любимов – Д.Боровский, обвиняют в употреблении приемов старой Таганки с ее диктатом режиссера и вечным ожиданием запрета премьеры, полагают, что все режиссерские идеи – из периода ленинградского «диссидентства» Гинкаса и Яновской (оба – из выпуска 1967). Но в результате заштатный коллектив превратился в сильный режиссерский театр Москвы. Театр приобрел новое дыхание – это современный взгляд на классическую драматургию. В Иванове по пьесам Чехова нет привычных чеховских полутонов, наоборот все чувства напряжены, в созданном Яновской и Бархиным пространстве из ржавых щитов и колонн трудно жить и очень легко – умереть. В Грозе по Островскому нет ни темного царства, и экзальтированную полубезумную Катерину не назовешь лучом света, худенькая вопреки авторской ремарке Кабаниха – всего-навсего несчастная мать, которая пытается помочь своим детям наладить семейную жизнь. Парадоксальный вывод этого спектакля: России не хватает идеи порядка. Главный итог Дамы с собачкой по Чехову, где изменена трактовка образа Гурова (И.Гордин) – преуспевающего, богатого, коллекционирующего женщин – это плата за жизнь без любви, своеобразное преступление и наказание. Цикл постановок Гинкаса по Достоевскому – это прежде всего тема смерти, истерики, безумия в безвоздушной белой комнате на третьем этаже театра (ювелирная работа О.Мысиной – Катерины Ивановны в К.И.). Декабристы – спектакль о казни против казни, спектакль-исследование, почему в России повесить как следует не могут. Пушкин – о последних днях перед смертью и бессмертии поэта (когда гроб с его телом поднимается вверх, стоявшие вокруг падают на сцену). Спектакли Гинкаса идут в малых пространствах – фойе, «белых» репетиционных комнатах, галерке, на отгороженной от зала сцене, балконах.

    Если один из идеологов создания детских театров А.А.Брянцев задумывал их как школу эстетического и нравственного воспитания, то концепция ТЮЗа Гинкаса – Яновской предполагает «эстетический шок», очищение глубоким переживанием.