Содержание статьи
Также по теме

ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКАЯ МУЗЫКА

В церковной службе центральной становится месса, которая приобретает статус самостоятельного музыкального жанра. В творчестве Гийома Дюфаи (1400–1474) четырехголосная месса превратилась из разрозненных номеров в произведение искусства, когда группировка частей службы и их интонационное единство образовали особую музыкальную целостность. Отдавая дань светским мотетам, композитор «вплетает» в голоса мессы народные мелодии, рельефно выделяет их, опираясь часто на аккордовый склад. Мастером полифонической техники был Ян Окегем (1428–1495), имевший многих последователей. Он разработал приемы имитации (повтора) мелодии в разных голосах (обращение, сжатие, наложение и пр.). Эффектно чередуя полное звучание хора и его групп, он добился непрерывной текучести музыкальной ткани. Свой религиозный характер музыка не теряла, но хорал потерял роль фундамента в многоголосии, т.к. его напев мог переходить из голоса в голос и опеваться как снизу, так и сверху. Часто вместо хорала функцию основного напева (cantus firmus) выполняла сочиненная автором мелодия или известная песня. В этом случае месса получала особое название или не имела его вовсе (Окегем – Месса без названия, Ж.Депре – Ля-Соль-Фа-Ре).

Замечательными мастерами фламандской полифонии были также Генрих Изаак (ок. 1450–1517) и Якоб Обрехт (ок. 1430–1505). Но особую роль в органичном соединении церковного и народно-светского мелодических начал в хоровой полифонии достиг Жоскен Депре. Он писал и духовные мессы, и светские мадригалы, шансон. Его музыка признана современниками идеалом «совершенного искусства» церкви, поскольку он не усложнял полифоническую технику, а создал строгий «просветленный стиль» полифонического письма. Факт этот имел большое значение для развития церковной музыки, т.к. самостоятельная значимость музыки не приветствовалась служителями церкви, которые отводили ей функцию «волновать пением умы, чтобы они, возбужденные, лучше усвоили смысл этих песнопений» (Меланхтон).

Полифоническая техника в «строгом» стиле контрапунктического письма достигает своей вершины в творчестве О.Лассо и Дж.Палестрины. Техника церковного полифонического мастерства сочеталась у Лассо со светской образностью, особой театральностью и эмоциональностью, карнавальностью и остроумием (сочинение Эхо для двух хоров). Он соединил полифонические и гармонические принципы звучания, ввел выразительные хроматизмы, мелодические орнаменты, драматические речитации (подобные оперным) в светские и духовные произведения. Палестрина, работавший в крупнейших капеллах Рима и участвовавший в реформах Тридентского Собора, в эпоху «наступления» светского профессионализма был признан «спасителем церковной музыки». Автор множества месс, мотетов, магнификатов, гимнов, мадригалов (светских и духовных), он стал образцом стиля строго контрапунктического письма, когда художественно значимым была непрерывность и постоянная сменяемость разных голосов в хоре, передача мелодической инициативы от голоса к голосу. Такое искусное «плетение» голосов не затеняло слова и эффектно подчеркивались началом новой мелодической линии или сменой регистров. Художественно значительными были музыкальные сочинения других ренессансных мастеров: итальянца Г.Аллегри, англичанина Т.Таллиса и др.

Инструментальная музыка эпохи Возрождения.

В 15–16 вв. инструментальная музыка начинает выделяться в самостоятельную традицию и быстро распространяется в быту, салонах, при дворах и в церкви. Большую популярность в быту приобретает лютня. Наряду с духовными сочинениями, первые печатные нотные сборники предлагал инструментальные пьесы для лютни (три лютневые табулатуры составлены О.Перуччи в 1507–1509). Однако материал инструментального репертуара в основном имел вокальное происхождение – это обработки мотетов, шансона, народных мелодий и хоралов. В игре на органе, лютне, на ранних клавирах формируются принципы вариантного проведения одного темы-мелодии (например, органные и клавирные сочинения испанского композитора Ф.Антонио Кабесона (1510–1566)). Но церковь, допуская инструментальные звучания, повелевала: «Пусть епископы обуздывают игру на органе, чтобы можно было слушать те слова, которые поются, и чтобы души слушавших обращались к славословию бога священными словами, а не любопытными, интересными мелодиями» (Постановление собора в Толедо, 1566).

Мадригал.

Появившийся в 14 в. жанр мадригала наиболее ярко выразил новый светский вектор развития музыкальной культуры. Основанная на народных песенных истоках, музыка объединилась с творчеством поэтов эпохи Возрождения. Мадригалы – стихи, главным образом любовного содержания, предназначенные для пения на родном языке, написанные Ф.Петраркой, Дж.Боккаччо, П.Бембо, Т.Тассо, Л.Ариосто и др. Стремление к чувственности отличало этот жанр, ставший популярным не только в Италии, но и во Франции, Германии, Англии. В нем закреплялись новые гомофонно-гармонические принципы музыкального языка, поскольку интенсивно разрабатывались новые драматические возможности мелодии, ее способность «выражать» человеческие слезы, жалобы, вздохи или дуновение ветра, поток воды, пение птиц. Обнаруживая историческую преемственность с лирикой трубадуров и труверов, мадригал развивался до начала 17 в. и усваивал принципы многоголосия, разработанные в светских жанрах: мотете, качче, фротолле. В 16 в. отдельные голоса в мадригале стали заменяться инструментами, что способствовало рождению гомофонно-гармонического склада музыки – главенству мелодии с инструментальным сопровождением. Тогда же появилась театрализованная пьеса с музыкой – мадригальная комедия (О.Векки, Дж.Торелли и др.), близкая к комедии дель арте, где возникали типизированные, как и в ранних операх, музыкальные характеристики персонажей: веселость, гнев, скорбь, ревность, коварство и др. Признанным мастером мадригала был итальянец Карло Джезуальдо ди Веноза (ок. 1560–1615), который добивался особой мелодической экспрессии, увлекшись новыми интонациями, основанными не на диатонических, а на хроматических интервалах. Бытовал также близкий к мадригалу жанр шансон, широко распространившийся во Франции. Сценки городской жизни, зарисовки природы (Пение птиц, Крики Парижа, Болтовня женщин за стиркой) представлены в знаменитых шансонах Клемана Жанекена (ок.1475 – ок.1560) – руководителя капелл в Бордо, Андже, Париже и певца Королевской капеллы. Он в юности побывал в Италии, сопровождая своего сеньора во время «итальянских войн» (1505–1515), которые способствовали распространению светских аристократических традиций Италии во Францию и возникновению здесь собственной придворной музыкальной культуры. Жанр мадригала проник в Англию, где выделялось творчество Джона Дауленда. См. также статью МУЗЫКАЛЬНАЯ ФОРМА

Флорентийская камерата. Dramma per musica

(«драма через музыку»)

Идеи ренессанса овладели умами музыкантов позже, чем в других областях искусства. Музыкальный мир «раскололся» в представлениях о том, как в музыке 16 в должно воплотиться древнегреческое начало. Многие ученые преклонялись перед нидерландской полифонией Ж.Депре и выступали против новшеств других музыкантов. В придворных кругах Италии во 2 половине 15 в. возникли независимые объединения ученых, поэтов, музыкантов (академии), где провозглашались новые идеалы, отвергавшие церковное искусство и ориентировавшиеся на античность. Композитор, лютнист и математик Винченцо Галилей (1520–1591) стал вдохновителем деятелей искусства и ученых, составивших Флорентийскую камерату – аристократическое сообщество единомышленников, включавшее поэтов, музыкантов, художников. В работе Диалог о древней и новой музыке (1581) он выступал против полифонии, за гомофонный стиль письма, провозгласив, что в «совершенном искусстве» церкви нет ничего от античной классики и назвав нидерландцев «средневековыми варварами». Для членов камераты центральными были человеческие переживания, которые они оценивали как «творческую новизну» (inventio). Сборник мадригалов и арий, которые были одноголосными, Джулио Каччини (1550–1618) назвал Новая музыка (1601). Композитор прославился в качестве изобретателя «выразительного» одноголосного стиля и речитативного пения, имевшего эмоциональную окраску. Окончательное разделение церковного (полифонического) и светского (гомофонного) типа музыки было провозглашено им в виде нового творческого кредо музыканта: сочинять музыку «по своему усмотрению» и допускать «исключения ко всяким правилам», которые устанавливались церковными канониками.