Содержание статьи
Также по теме

ФИЛИППИНЫ

Владение Испании. В административном отношении Филиппины были объявлены частью испанской колонии Новая Испания (Мексика) и управлялись губернатором, подчиненным мексиканскому вице-королю. Население быстрыми темпами обращалось в католическую веру и уже к 1620-м большая его часть была христианизирована. Обширные территории и приходы перешли под управление религиозных орденов (августинцев, францисканцев, доминиканцев, иезуитов). В 1578 в Маниле утвердился католический епископ, в 1595 – архиепископ. Утверждение христианства положило начало созданию системы образования на европейский лад. С 1593 на Филиппинах начали печатать книги (преимущественно религиозного содержания). Уже в первые годы колониального правления были организованы новые учебные заведения, а в 1611 открыт первый университет Св. Фомы, однако филиппинцы туда не допускались до конца столетия. Тем не менее, культура страны подверглась значительной испанизации.

Первоначально испанцы ввели на Филиппинах действовавшую в их американских колониях систему «энкомиенд» – поместий, переданных отдельных лицам, орденам или непосредственно короне. Энкомендеро собирал с населения в свою пользу подворный налог (трибуто). Окончательно система землевладения оформилась в первой половине 17 в. Основным типом помещичьего владения стала асиенда, а основной формой эксплуатации труда – испольщина. В экономическом отношении Филиппины были убыточной колонией и получали существенные субсидии из Мексики.

С начала 17 в. жителей обязали исполнять трудовую повинность (поло) и принудительно доставлять товары властям. Голод, поражавший целые деревни и провинции, и жестокость отработок вели к росту смертности. За 1621–1655 население колонии сократилось с 611 тыс. до 505 тыс. человек. Уменьшение числа рабочих рук стало одной их причин отмены системы отработок в 1660-х. К концу 17 в. система «энкомиенд» была заменена сбором подушного налога в пользу короны.

Община была юридически сохранена для фискальных нужд, а старейшины превращены в чиновников (касиков), помогавших взыскивать налоги. В 17 в. касики сами стали феодальными помещиками менее крупного ранга. С 17 в. стало распространяться и мелкое крестьянское хозяйство, что было связано с существованием обширных пустующих угодий.

Филиппинские крестьяне продолжали выращивать рис для внутреннего портебления. Доходы колонизаторов основывалась на выращивании табака и «галионной торговле» – рейсах торговых судов между Манилой и мексиканским портом Акапулько. Доход от этих операций попадал преимущественно в руки католических орденов. Прямая торговля с Испанией была запрещена. Однако развивалась торговля с Китаем и Японией.

Произвол и насилия колорнизаторов вызывали мощные, но безуспешные восстания (в 1574 и 1587–1588 близ Манилы, в 1622 на о-вах Бохоль и Лейте, в 1639 в долине Кагаян, в 1649–1650 на о-вах Лейте и Минданао, в 1660–1661 на Центральном Лусоне).

Испании пришлось вести упорную борьбу с другими государствами за сохранение своего господства над Филиппинами. В конце 16 в. японский правитель Тоётоми Хидэёси претендовал на острова, и испанцы вынуждены были уплачивать ему дань. В 1600–1601, 1609–1611, 1616–1617, 1644–1645, голландские военные корабли блокировали берега архипелага, но так и не смогли захватить его. В 1660-х Филиппинам угрожали силы китайского военачальника Чжэн Чэнгуна, управлявшего Тайванем. С начала 17 в. мусульманские султанаты в южной части архипелага постоянно нападали на испанские силы и гарнизоны («войны моро») и в 18 в. в этом районе установилось равновесие сил.

Военные угрозы способствовали усилению централизации управления и способствовали окончательному оформлению административного устройства Филиппин. Расширились функции и власть генерал-губернатора. Страна была поделена на провинции во главе с алькальдами – военными капитанами. Провинции делились на округа, а те – на сельские волости (барангаи). Управление округами и барангаями было доверено филиппинцам.

В 1762 британская Ост-Индская компания, направив 13 кораблей и 6830 солдат, завладела Манилой, сломив сопротивление небольшого испанского гарнизона в 600 человек. Компания заключила договор и с султаном Сулу. Однако британцам не удалось даже распространить свою власть даже на территорию Лусона. После окончания Семилетней войны они в 1764 покинули Манилу, а в 1765 завершили эвакуацию с Филиппинских островов.

Британская оккупация придала импульс новым антииспанским восстаниям: в Центральном Лусоне (во главе с Х.Паларисом) и в северо-западном Лусоне (под руководством Д.Силанга). Их с трудом удалось подавить. На о.Бохоль с 1744 продолжалось восстание под предводительством Ф.Дагохоя, с которым испанцы не могли справиться в течение 85 лет. Одной из форм протеста стало появление многочисленных сектантских движений мессианского типа.

Генерал-губернатор Хосе Баско-и-Варгас (1778–1787) приступил к осуществлению важных реформ. Были сделаны первые шаги по развитию производства экспортных культур – сахарного тростника, индиго, пряностей, хлопчатника, какао, кофе, по созданию текстильной и табачной промышленности, по разработке минеральных ресурсов. В 1781 Филиппины были выделены в отдельную колонию. На следующий год власти ввели правительственную монополию на торговлю табаком. В 1785 была учреждена Королевская филиппинская Компания, которой была разрешена прямая торговля между островами и метрополией. В 1789 Манильский порт был открыт для свободной торговли и, хотя в 1792 это решение было отменено, испанские власти уже не в состоянии были остановить торговую экспансию европейских стран и США на Филиппины.

В 19 в. в экономике Филиппин произошли важные сдвиги. В 1815 прекратились галионные рейсы, в 1830 отменены монополии Королевской компании, а в 1882 – табачная монополия. На острова были допущены частные испанские торговцы, все больше становилось коммерсантов из Великобритании, Франции и США, которые вскоре потеснили испанских конкурентов и добились фактического, а затем и официального открытия для иностранной торговли Манилы (1834) и других портов (1855–1860). Это стимулировало производство экспортных культур, изготовление на экспорт ремесленных изделий (тканей и вышивок), развитие городских мануфактур (сигарных и др.). Стало расти китайское и филиппинское предпринимательство.

В годы Испанской революции (1808–1814) на Филиппинах появились либерально настроенные чиновники, произошло определенное смягчение режима управления. В образованных слоях стали распространяться идеи уравнения филиппинцев в правах с испанцами. В 1810 острова были представлены в испанских кортесах двумя испанскими чиновниками и коммерсантом-креолом. В 1834–1837 в парламенте Испании заседал представитель коренного филипинского населения (адвокат Х.Ф.Лекарос). Но уже конституция 1837 объявила Филиппины коронной колонией, их представительство в кортесах было отменено. С 1850-х испанцы приступили к завоеванию мусульманского Юга: к 1870-м им удалось покорить Сулу; захват Минданао так и не был завершен до конца испанского владычества.

В 19 в. сложилась филиппинская интеллигенция. Ее развитию придала импульс также реформа образования 1863, расширившая доступ коренному населению к учебным заведениям. В 1869 в Маниле была образована «Хунта сторонников реформ».

Большую популярность приобрело в середине 19 в. движение за уравнение в правах филиппинских и испанских священников, возглавленное священниками Хосе Марией Бургосом, Хасинто Саморой и Мариано Гомесом. Священник Аполинарио де ла Крус после запрещения созданного им ордена возглавил в 1842–1843 мощное крестьянское восстание. Большой отклик вызвало восстание рабочих арсенала в Кавите в Центральном Лусоне, поддержанное солдатами и окрестными крестьянами. Участники движения не только протестовали против распространения на рабочих арсенала подушного налога, но и выступали против испанского владычества. Движение было подавлено. Власти казнили не только участников, но и священников Бургоса, Самору и Гомеса, превратившихся в национальных героев.

Сторонники реформ (уравнения в правах с метрополией, введения демократических свобод и т.д.) создавали свои общества в Испании (Испано-филиппинский кружок 1882–1883) и на самих Филиппинах (Хунта пропагандистов, 1888). Первые националистические организации возникли в форме масонских лож («Солидарность» в Испании с 1889, «Нилад» и другие ложи на Филиппинах после 1891, Филиппинская лига 1892).