Содержание статьи
    Также по теме

    УРАЛЬСКИЕ ЯЗЫКИ

    УРАЛЬСКИЕ ЯЗЫКИ, макросемья языков Евразии, включающая в свой состав языки, относимые к двум языковым семьям: финно-угорской и самодийской. Общая численность говорящих на уральских языках – ок. 25 млн. Уральские языки распространены отдельными островами большего или меньшего размера между 54° и 72° с.ш. полосой, тянущейся от Скандинавии на западе до полуострова Таймыр на востоке. Южнее очерченной территории и в отрыве от нее – в районе Карпат – живут венгры, язык которых также входит в уральскую макросемью; некоторое количество эмигрантов из Венгрии, в той или иной степени сохраняющих свой язык, имеется также в Америке, Африке, Азии и Австралии.

    Вопрос о прародине уральцев, локализуемой в период с V по III (или в VI–IV) тыс. до н.э. в северной части Западной Сибири, в районе между нижней Обью и Уральскими горами, является спорным. Гипотетическая общность уральского языка-основы (точнее, непрерывность контактирования различных прото-уральских диалектов) прекратилась, по-видимому, в результате переселения в этот период предков самодийцев в район Саянских гор, откуда в дальнейшем начался новый этап их расселения на север и затем на запад, как и предков финно-угров.

    В существующих классификациях современных финно-угорских языков выделяются следующие ветви:

    1) прибалтийско-финская (в нее входят финский, карельский, эстонский и языки малочисленных народов – вепсский, водский, ижорский, ливский);

    2) финно-волжская, в которую входят мордовские (мокшанский и эрзянский) языки и марийский язык, существующий в двух вариантах, которые в последнее время часто считают двумя отдельными языками;

    3) пермская (языки удмуртский, коми-зырянский и коми-пермяцкий);

    4) угорская (в нее входят венгерский язык и объединяемые под названием обско-угорских хантыйский и мансийский языки).

    Кроме того, особое положение в финно-угорской семье занимают саамские языки. К мертвым гипотетическим языкам относятся языки мери, муромы и мещеры.

    Самодийские языки обычно делятся на северную (ненецкий, энецкий, нганасанский) и южную (селькупский язык) ветви. К мертвым саяно-самодийским языкам, исчезнувшим в связи с переходом их носителей на тюркские языки или на русский язык, относятся маторско-тайгийско-карагасский, камасинский и койбальский.

    Существует и иная классификация, по которой внутри финно-угорских языков угорская ветвь противопоставляется всем остальным языкам (включая саамские), объединяемым в финно-пермскую ветвь, уральские же языки в целом при этом разделяют не на две семьи, а на три равноправных ветви – угорскую, финно-пермскую и самодийскую.

    Наиболее древними памятниками уральских языков являются письменные памятники венгерского языка (рукописный текст Надгробная речь и молитва конца 12 в.), краткая новгородская берестяная грамота на карельском языке (заклинание от молнии, начало 13 в.), тексты на коми языке (14 в.), записанные древнепермской азбукой Стефана Пермского, и финские и эстонские памятники 16 в. У остальных финно-угорских народов самые ранние памятники письма появляются лишь в конце 17 в. или в начале 18 в. Среди уральских языков имеются и языки младописьменные, для которых письменность была разработана только в 20 в.; имеются также языки, утратившие свою письменность (ижорский) либо никогда ее не имевшие и до сих пор бесписьменные (водский). Для энецкого и нганасанского языков разрабатываются проекты алфавитов, которые не утверждены, но используются в некоторых школах и при издании материалов фольклора.

    Уральские языки имеют как общие, так и особенные черты на всех языковых уровнях; специфику отдельных языков можно объяснить их разрозненностью и обилием контактов с языками других семей. Все уральские языки являются агглютинативными, но в большинстве из них, особенно в прибалтийско-финских, самодийских и саамских, имеются также элементы флективного строя (неоднозначность суффиксов, фузия на стыках морфем). Абсолютно во всех языках отсутствует категория рода.

    Фонологические системы отличаются большим разнообразием в области вокализма: в одних языках (прибалтийские, за исключением части диалектов вепсского языка, саамские, самодийские, угорские, за исключением хантыйского) существует противопоставление долгих и кратких гласных, в других его нет. Противопоставление гласных полного образования редуцированным гласным характерна для марийского, мокшанского, мансийского, самодийских языков. Во многих прибалтийско-финских языках, а также в саамских, удмуртском, нганасанском имеются дифтонги и даже трифтонги (ливский, карельский, саамские), отсутствующие в остальных. Сингармонизм (гармония гласных) представлен во многих языках непоследовательно, в некоторых он исчез полностью (пермские языки) или существует в виде реликтов (мансийский язык и др.). В большинстве языков, имеющих долгие гласные и дифтонги, вокализм преобладает над консонантизмом, например в ливском языке или в селькупском, где 25 гласных и лишь 16 согласных. В консонантных системах количество согласных колеблется от 13 или 18, как в финском или в мансийском языках, до 33 и более, как в мокшанском, саамских и др. Как правило, в начале и конце слова не может быть стечения согласных, которое, однако, встречается в мордовских языках; исконно марийские, ненецкие, селькупские слова не могут начинаться со звонких шумных (за искл. губных). Ударение во всех языках (кроме эрзянского, где оно фразовое) – словесное, динамическое, иногда комплексное, как в мокшанском, марийском (долготно-динамическое), ливском и эстонском (долготно-тональное). В большей части языков ударение приходится на первый слог. В удмуртском оно падает на последний, в горномарийском – на второй от конца слог; разноместное нефиксированное и смыслоразличительное ударение представлено в пермяцком, ненецком, селькупском, марийском языках. Таким образом, наиболее общими чертами на уровне фонетики является постановка динамического ударения на первый слог, тенденция к сингармонизму, отсутствие стечения согласных в начале слова.