Содержание статьи
    Также по теме

    ВРЕМЯ (ГРАММАТИЧЕСКОЕ )

    ВРЕМЯ, грамматическая категория, значения которой характеризуют временную отнесенность (временную референцию) ситуации, описываемой предложением. Значения показателей грамматического времени в конкретных языках могут отличаться по трем параметрам.

    Первый параметр – взаиморасположение временного интервала, в течение которого описываемая ситуация имеет место в актуальном мире, и выбранной на временной оси точки отсчета. Этот параметр имеет три значения – одновременность, предшествование и следование. Второй параметр – взаиморасположение точки отсчета и момента речи. Этот параметр имеет те же три значения: точка отсчета может совпадать с моментом речи, предшествовать ему, и следовать за ним. Третий параметр – относительная удаленность временного интервала, который занимает описываемая ситуация, от точки отсчета. Первые два параметра определяют статус грамматического времени как дейктической категории.

    Расположение временного интервала, который занимает описываемая ситуация по отношению к точке отсчета, совпадающей с моментом речи, называется абсолютным грамматическими временем. Абсолютное время имеет три значения – настоящее (временной интервал, в течение которого ситуация имеет место, содержит в себе момент речи, а в предельном случае – совпадает с ним), прошедшее (временной интервал, в течение которого ситуация имеет место, предшествует моменту речи), будущее (временной интервал, в течение которого ситуация имеет место, следует за моментом речи). В русском языке грамматически выражаются все эти три значения, ср. делаетделалбудет делать. Присутствие в языке грамматических единиц, выражающих абсолютное время, универсально или близко к универсальному; языки, в которых наличие таких единиц можно поставить под сомнение, представлены единичными примерами (в частности, бирманский (сино-тибетская семья, Мьянма) и дирбал (австралийская семья, Австралия)).

    Грамматические показатели абсолютного времени допускают при определенных условиях временную отнесенность, отличную от ожидаемой. Во многих языках показатели настоящего времени допускаются при описании ситуаций, имевших место до момента речи, как, например, Выхожу вчера на улицу, а там стоит Петька и улыбается. Такое употребление настоящего времени называют «настоящим историческим», или «настоящим нарративным». Настоящее историческое связывают с особым нарративным режимом интерпретации дейктических переменных, для которого, в отличие от речевого режима, момент речи нерелевантен. В качестве единственной точки отсчета в нарративе фигурирует «здесь и сейчас» повествователя, относительно которого и устанавливается временная отнесенность нарративных предикаций. Употребление настоящего нарративного в европейских языках, где это явление было впервые описано, создает стилистический эффект присутствия при описываемых событиях. В других языках, например, в тюркских, настоящее время является немаркированным нарративным временем и используется для построения основной линии стилистически нейтрального повествования.

    Особый случай употребления настоящего времени – употребление в хабитуальных и гномических, или генерических высказываниях, как, например, Вода замерзает при температуре 0° С. Поскольку такие высказывания не предполагают, что в момент речи имеет место ситуация 'вода замерзает', применение к этому случаю сформулированного выше определения настоящего времени проблематично. Одни исследователи считают, что высказывания такого типа являются вневременными и что к оценке их истинности понятие момента речи неприменимо. Более признанной, однако, является другой подход, согласно которому хабитуальные/генерические высказывания и высказывания о единичной ситуации (например, Петя сейчас пишет письмо) отличаются друг от друга тем, что первые характеризуют объект, то есть приписывают ему определенное свойство, вторые описывают события с участием объекта. При таком подходе противоречие между интерпретацией хабитуального/генерического предложения и значением настоящего времени снимается: утверждение, что вода обладает свойством замерзать при температуре 0° С, является истинным для любого момента речи.

    Логически отношения предшествования и следования равноправны, однако между будущим и прошедшим временами существует фундаментальная эпистемическая асимметрия: говоря о прошлом, носители любого естественного языка имеют дело с уже осуществившейся реальностью, говоря о будущем – делают предположения о состоянии мира, которого еще не существует в момент произнесения высказывания. Следствием этой асимметрии является наличие в значении будущего времени различных модальных компонентов, связанных с эпистемической позицией говорящего по отношению к будущей ситуации. Соответственно, один из важнейших признаков, определяющих дистрибуцию форм будущего времени, – то, на чем основывается гипотеза о будущем положении дел. Значение будущего времени, в зависимости от этого, распадается на несколько более частных значений.

    Одно из частных значений – интенциональное: 'говорящий, делая утверждение о ситуации p в будущем, опирается на знание о том, что ее осуществление обусловлено намерением агенса': Пусть Петя выйдет в другую комнату; Я открою окно. Данное значение имеет очевидное лексическое ограничение: оно возможно только для глаголов, обозначающих контролируемые действия, поскольку глаголы, обозначающие неконтролируемые действия не предполагают наличия обладающего волей агенса, от которого зависит осуществление ситуации.

    Второе частное значение – проспективное: 'говорящий, делая утверждение о ситуации p в будущем, опирается на знание о ситуации q, которая имеет место в момент речи и которая должна повлечь за собой p, если естественный ход событий не будет нарушен'. Примером категории, выражающей проспективное значение, служит конструкция с be going to в английском языке или aller faire во французском.

    Значение запланированного будущего отличается от проспективного значения временной локализацией ситуации q: 'говорящий, делая утверждение о ситуации p в будущем, опирается на знание о ситуации q, которая имела место до момента речи и которая должна повлечь за собой p, если естественный ход событий не будет нарушен'. Значение запланированного будущего часто передается глагольными формами, первичная функция которых – выражение временной референции к настоящему; ср. русск. Я решил – завтра утром я не иду на занятия, завтра утром я сплю.

    Наконец, четвертое значение – предиктивное: 'говорящий, делая утверждение о ситуации p в будущем, опирается на свои общие знания, логику, интуицию, но не на знание о какой-либо реальной ситуации, которая имела место до или имеет место в момент речи': – Что будет, если я съем этот гриб? – Ты умрешь.

    Грамматическое выражение временной отнесенности к будущему и к прошлому не является взаимоисключающим: во многих языках в предикации допускается одновременное присутствие грамматических показателей будущего (например, интенционального или проспективного) и прошедшего времен (ср. англ. will come (будущее) и would come (будущее-в-прошедшем)).

    Значительную часть естественных языков составляют языки с трехчленным грамматическим противопоставлением 'настоящее' – 'прошедшее' – 'будущее'. К этому типу относятся, в частности, германские, романские и славянские языки. Во многих языках встречаются также двучленные временные системы, противопоставляющие прошедшее vs. непрошедшее или будущее vs. небудущее времена. Двучленные системы первого типа засвидетельствованы в уральских языках, в частности, в финском, где одна из глагольных форм допускает два прочтения – 'описываемая ситуация следует за моментом речи' или 'описываемая ситуация имеет место синхронно моменту речи'. Системы второго типа встречаются значительно реже; часто оппозиция, которая выглядит как 'будущее' vs. 'небудущее', в действительности оказывается оппозицией реального и ирреального наклонений. Среди языков, в которых наличие оппозиции 'будущее' vs. 'небудущее' не вызывает сомнений, упоминаются гуа (Новая Гвинея) и такелма (семья пенути, США). Третья логическая возможность – противопоставление настоящего и не-настоящего времени – в языках мира не засвидетельствована.